Антиэйдж: гармония возраста
Возможно ли остановить время и сохранить молодость? В каком возрасте человек считается старым и на что способны современные технологии в сфере омоложения и сохранения молодости? Где легче дольше оставаться молодым: в селе или городе, и чем отличаются запросы мужчин и женщин? Ольга Хусид, главный врач клиники пластической хирургии и медицины омоложения «АНА-КОСМО» уже полтора десятилетия работает как антиэйдж-специалист, рассказала, с какими вопросами и мифами ей приходится сталкиваться и чем она может помочь тридцати- и семидесятилетним.
Ольга ХУСИД — практикующий врач с опытом уже более 20 лет, сначала работала по специальности акушерства и гинекологии, а потом сменила профиль, переключившись на антиэйдж
— С какими вопросами к вам чаще всего приходят?

— Как выглядеть моложе. Тут стоит разграничить понятие «омоложение», сегодня оно несколько поменялось: мы делаем лицо более гармоничным и эстетичным. Мы не гарантируем пациентке, что она будет в 45 выглядеть на 18, она будет выглядеть моложе, чем ее сверстники или чем если бы она не занималась собой. Мы говорим о гармонизации возрастных признаков старения — это более правильный термин. Остановить время и естественные биологические процессы старения, к сожалению, невозможно никому при существующих методиках.

— Внешнее и внутреннее: насколько оно взаимосвязано и на чем делается акцент?

— Нельзя разделить и сказать: мы занимаемся только лицом или внутренним состоянием. Это общий, комбинированный процесс, потому что в процессе старения участвуют многие факторы, прежде всего, гормоны. Если наша пациентка находится в состоянии гормонального дисбаланса, например, при менопаузе, климактерическом синдроме, она не будет выглядеть здоровой, красивой и молодой. Поэтому на первичном этапе проводится сбор анамнеза, анализа и консультации смежных специалистов, прежде всего, гормонолога и эндокринолога.
Всемирная организация здоровья разделяет возрасты так:
25-45
молодой возраст
45-65
средний возраст
после 65
взрослый
Основные наши пациенты — 35-55 лет. Первично — нормализация гормонального состояния. Если есть какие-либо соматические патологии, мы стараемся их, с одной стороны, выявить, потому что часто бывает, что на первичном этапе пациент даже не знает, что он имеет те или иные изменения. Затем мы их профилактируем или лечим, если есть возможность. Это могут быть внутривенные капельницы, препараты, нормализация давления или профилактика гипертонической болезни и т. д. То есть мы работаем на уровне антиэйдж-терапевта вместе с гинекологом и эндокринологом.

Дальше мы уже можем подключать эстетику: занимаемся внешними проявлениями возрастных изменений. Нет волшебной таблетки. Я всегда пациенту говорю, что нельзя прийти, если ты никогда собой не занималась, а тут раз — и стала молодой, красивой, здоровой и счастливой. Это регулярная работа над собой, причем на всех уровнях, начиная с питания, образа жизни, приема профилактических препаратов, занятия спортом. Что касается эстетики, то мы начинаем работать на уровне мышц. Стареет весь организм, на первом этапе стареют кости. Почему происходит завал в области височной зоны, опускание мягких тканей? Потому что происходит резорбция кости: она становится более мягкой, соответственно, мышцы к ней по-другому крепятся. Поэтому мы начинаем работать с мышцей. Что делает пластический хирург во время оперативного вмешательства? Он подтягивает мышечный каркас лица. То же можно делать с помощью аппаратных методик, например, ультразвуковым лифтингом мы можем добиться более гармоничного внешнего вида и профилактики опускания мягких тканей. Достаточно делать одну процедуру один раз в год — у нас для этого есть новейший аппарат АЛЬТЕРА.

Дальше мы говорим о дерме. Когда она стареет, коллагеновые волокна, которые в молодом возрасте структурно выстроены и поддерживают кожу, в возрастном периоде более хаотичны, поэтому кожа становится дряблой, появляются признаки старения. Тут мы можем работать с помощью других методик: использовать гидроксиапатит кальция, который дает возможность создать лифтинговые линии, биоревитализация, плазмолифтинг, введение аутодермальных фиброплантов. Есть много методик и их комбинация приводит к синергии: если берем две методики, то результативность каждой из них будет на определенном этапе повышаться в среднем на 30%. Поэтому мы никогда не предлагаем пациенту что-то одно. С учетом того, что мы работаем на различных уровнях, стараемся предложить комбинацию нескольких методик.

И дальше уже более поверхностно — занимаемся пигментацией, сосудистыми проявлениями. Тут можем применять аппараты Дермогенезис, IPL-технологию. Стареет не только кожа, но и все подлежащие ткани: мягкие ткани, мышечные, костные, поэтому всегда работа направлена на комплексное воздействие.
— Есть ли мифы и стереотипы, с которыми вам приходится бороться, которые к вам приносят пациенты?

— Такое бывает достаточно часто. Пациент сейчас грамотный, много читает, может пойти проконсультироваться в одном, втором и третьем месте, а потом прийти уже со своей картинкой голове. И говорит: «хочу так!» Но есть образ, который он сформировал, а есть реалии, поэтому я стараюсь объективно оценить возможности нашего пациента и предоставить ему такую информацию, чтобы у него не было иллюзий. Бывает, он приходит и говорит: «я точно знаю, что мне нужна эта процедура, я о ней прочитал». Я, в свою очередь, спрашиваю: «что конкретно вас волнует?» Он рассказывает, что его волнуют, например, морщинки вокруг глаз, пигментные пятна. Я выслушиваю, затем беру зеркало, карандаш и рисую на пациенте так, как я это вижу. И если мы с ним соглашаемся и приходим к общему знаменателю, то мы работаем. Если пациент мне не поверит — то я не его доктор. Между пациентами и доктором должны быть доверительные отношения. Если пациент четко понимает, что говорит доктор, и доверяет ему — то у них всегда будет суперрезультат. Пациент, который не верит, думает, что ему предоставляют не настолько хорошие услуги, у него всегда на психосоматическом уровне результат будет хуже.

— Как поменялись технологии за последние 15 лет?

— Очень сильно. Я вспоминаю первые инъекционные методики, когда мы начинали, сейчас так почти никто не делает. Например, возрастные изменения корректировали заполнением носогубной складки. Сегодня мы делаем лифтинг скуловой зоны, даем объем и поднимаем. Мало того, появились методики, которые дают возможность проникнуть более глубоко. Ушли неестественные образы: большие губы, крупные скулы. В свое время вводили биополимеры, которые никогда никуда не деваются, такие пациенты сейчас стараются избавиться от них. Когда-то модно было армированние золотыми нитями. Сейчас эти технологии не используются. Основной тренд — это only touch, легкое прикосновение, не возрастные изменения, а коррекция и гармонизация. Красивое лицо соответствует определенным пропорциям. Если они другие, лицо будет казаться более взрослым. Поэтому мы стараемся гармонизировать лицо и сделать это корректно, не создавая гиперобъемов — больших губ, скул и т. д.

Технологии сейчас поменялись и в том плане, что нет такого, чтобы это оставалось навсегда. Например, гиалуроновая кислота постепенно рассасывается, мягкие ткани опускаются, и мы на следующем этапе вводим дополнительное ее количество. Все технологии обратимы, и это хорошо: представьте, с возрастом, под воздействием гравитации кожа постепенно опускается, а где-то на лице висят два биополимера, и они опускаются вместе с губами и щеками.
— Что больше всего влияет на старение организма: генетика, экология, еда, привычки? Какой самый весомый фактор?

— В равной степени влияет всё. Я бы отдала по 25% каждому из этих факторов, нет какого-то доминирующего, определяющего. Многое зависит от того, занимается пациент умственным или физическим трудом. Сравните тех, кто живут в сельской местности и городских жителей. У тех, кто живет в сельской местности, много внешних факторов старения: они работают на поле, много солнца, ветра, у них всегда более выраженные признаки старения, чем у тех, кто живет в городе. Хотя городские жители питаются менее экологичными продуктами, например. Часто говорят не только о физических, внешних проявлениях, но и о сохранности здоровья. В Европе большое количество пациентов после 70 лет, они достаточно активны, но существует большая проблема — болезни Паркинсона и Альцгеймера. Пациент несостоятелен, хотя и физически адекватный. Поэтому сейчас мы в большей степени говорим о социальной сохранности пациента, нежели о физическом комфорте. Медицина дошла до того, что она может профилактировать и лечить многие соматические патологии, а вот Альцгеймер и Паркинсона она, к сожалению, на данном этапе лечить не может.

— Сейчас мир стареет.

— Да, это происходит потому, что появились новые диагностики, лечение, выявление болезней на раннем этапе, не потому что мы продлили жизнь пациента, а потому что появились технологии, которые дают возможность вылечить те или иные патологии и их профилактировать.

— Как старение мира отражается на антиэйдж-отрасли?

— Если раньше в большей степени были пациенты, которые приходили в молодом возрасте делать чистки, убирать акнетические проявления, то сейчас больше появилось пациентов, которые обращаются с вопросом омоложения, сохранности внешнего вида для сохранности социального статуса. Этих пациентов стало гораздо больше, чем раньше.



Если пациент доверяет врачу, то он получит суперрезультат. Если нет, то результат будет хуже.
— Приходят ли к вам за антиэйдж-консультацией 30-летние?

— Да, но у них другое представление антиэйдж, чем то, которое мы вкладываем. В 30 она приходит с вопросом «что мне делать дальше, чтобы не постареть», а в 45 — «что мне нужно сейчас сделать, потому что я уже чувствую свои возрастные изменения». Наша клиника на днях отпраздновала 20-летие, и за эти годы категория пациентов поменялась очень сильно. Если раньше это были преимущественно 25-40 лет, сейчас это в среднем 35-55. Категория, которая шла с нами все 20 лет, с нами повзрослела, и они дальше являются основными потребителями этих услуг.

— Когда к вам приходят 30-летние и спрашивают, как сохранить молодость, что вы им советуете?

— В любом случае начинаем с осмотра пациента и оценки его состояния. Мы не можем сохранить молодость без сохранения здоровья. Во-первых, выявляем потребности: что волнует 30-летних пациентов. Обычно это отсутствие энергии, очень высокий темп жизни, плохой сон, повышенная утомляемость, стрессовые ситуации. Стараемся на уровне тела профилактировать внутреннее состояние. Дальше — внешняя терапия, как правило, она направлена на профилактику первых признаков старения: увлажнение с помощью препаратов с гиалуроновой кислотой, плазмолифтинг, дермагенезис — более прицельные аппаратные или инъекционные методики, которые дают возможность просто поддержать кожу в нужном состоянии. Плюс для домашнего ухода назначаем те или иные косметические препараты и обязательно препараты с коллагеном, потому что без него мы не сможем поддерживать состояние кожи на должном уровне.

— Вы говорите про высокий темп жизни, утомляемость — как помочь с этим справиться?

— Если мы обследуем и понимаем, что на уровне гормонов все нормально, уровень гормона мелатонина, который производится в ночное время и отвечает за энергию, бодрость и молодость, в норме, тогда назначаем определенные седирующие препараты. Это могут быть внутривенные витаминные капельницы, с микроэлементами (глутатион, селен), которые дают возможность восстановить внутренний баланс. У меня был один пациент, который вернулся из Америки, прожил там около трех месяцев, затем в Украине прожил около месяца и пришел с тем, что не может спать. У него нарушился баланс сна и бодрствования, он не мог заснуть и проснуться. Вот с помощью наших капельниц и правильно составленного препарата есть возможность проработать на уровне органов и тканей, то есть восстановить состояние организма.
— Какой у вас был самый возрастной пациент?

— 76-77 лет.

— Вы можете помочь человеку в этом возрасте?

— Мы не строим иллюзий, и пациент не строит. Он понимает, что выглядит определенным образом, что какая-то морщинка может выглядеть лучше, более структурной, но мы никогда от нее уже не избавимся. Возможно, пластический хирург больше проработает этого пациента или лучше решит задачу опускания мягких тканей, но на уровне эстетики — аппаратных и инъекционных методов — мы можем улучшить внешний вид.

— Можно ли самому решить, какую процедуру или препарат подобрать?

— Эстетика — тоже медицина, быстро развивающаяся отрасль. Что пациент в домашних условиях сам себе назначает — это неправильно. Некоторые знакомые спрашивают: «моей подруге помог такой-то препарат, может, и мне им пользоваться?» В таком случае я все равно советую обратиться к узкому специалисту, который ответит на этот вопрос.

— Как много к вам приходит мужчин и как их запросы отличаются женских?

— Около 20% пациентов — это мужчины. Их запросы принципиально другие. Мужчина — это воин, гораздо меньшее значение он придает внешности, на первом месте — его сексуальная потенция, либидо, это всегда озвучивается на первой консультации. Для него важно, чтобы он был здоровым и активным добытчиком, иметь определенный материальный достаток. То есть главное — сексуальная, социальная активность и профессиональная, выраженная в денежных единицах, это намного больше значит, чем внешняя эстетика. Женщины, конечно, другие, им важно быть сексуально привлекательной, ее восприятие как молодой, красивой, гармоничной.

— Легко ли вообще мужчинам обратиться к врачу с такими запросами?

— Они понимают, что мы занимаемся антиэйдж-медициной как раз на уровне организма, и поэтому легко. У нас есть специальные антиэйдж-программы, составленные отдельно для мужчин и женщин. Для женщин — это 12 недель, они обычно готовы регулярно ходить, им важен сам процесс ухода за собой. Мужчине важнее результат, поэтому его программа состоит из 6 недель, это быстрый курс, во время которого мы его оздоровляем и можем добавить немного эстетики, если есть необходимость. Для женщины важнее все-таки коррекция внешних проявлений.

— Нужна ли в рамках антиэйжд-программы пациентам консультация психолога?


— У меня было несколько далеко зашедших случаев, когда я была реабилитологом и пациент после пластической операции не принимал себя внешне. Когда понимаю, что сама не могу справиться, тогда подключаю психолога. Но зачастую причина прихода в клинику — это какая-либо социальная неустроенность: ушел муж, не хочу чувствовать себя одинокой или старой. Тогда врач работает не только внешне, но и на повышение самооценки. Потому что каждая пациентка индивидуальна, она красивая, молодая, но ей нужно открыть это и дать возможность полюбить себя. Одна пациентка после пластической операции сказала: «20 лет я не любила свое тело, а сейчас я себя люблю». И так мы даем возможность полюбить себя в том состоянии, в котором ты находишься.

— Можете ли вы отказать пациенту?

— Опыт у клиники большой, «АНА-КОСМО» уже 20 лет находится на вершине, и мы во многом являемся законодателями. К нам часто обращаются как к последней инстанции, когда уже кто-то где-то что-то испортил, особенно когда доктор на дому отказался от своего пациента. Мы ни от кого не отказываемся, стараемся помочь всем.
Клиника «АНА-КОСМО», ул. Белорусская, 11б, сайт.
Секреты молодости узнавала
Марина Курильчук
Made on
Tilda