Пей, хорошей!
Меньше месяца назад на Златоустовской открылось необычное для столицы заведение: nails&cocktails — место, где вам сделают маникюр или педикюр и угостят бесплатным коктейлем.

Уикенд пообщался с владелицей заведения Валентиной Яремко и узнал о том, действительно ли можно заработать, угощая клиентов напитками, какой самый популярный коктейль, зачем делать маникюр детям и почему сердечки и розовый цвет вовсе необязательны для нейл-бара.
Nails&cocktails — единственный в Киеве маникюрный салон, где делают коктейли. Сейчас модно предлагать гостям просекко, чай или капуччино, это уже привычно. А у нас полноценный бар, есть коктейльная карта, из которой можно выбрать напиток, или попросить нашего бармена-миксолога сделать коктейль, которого нет в меню.

Когда открывали нейл-бар, хотели отличительную фишку. Угощать коктейлями — это идея мужа. Промониторили — такого нет. Есть haze, парикмахерская у которой делают коктейли, но у них акцент на волосы, а аналогичного нейл-пространства нет. Это нравится и нашим гостям, значит, мы угадали с идеей. У мужа был свой бар-кальянная, и мы знаем, как налаживать работу, все было знакомо и просто. Супруг еще предлагает сюда и кальяны поставить, так что, может, когда-нибудь и они здесь появятся.

Напитки безлимитны и бесплатны. Если человек хочет еще остаться и потусить — пожалуйста. У нас принципиальная позиция — мы не берем деньги за напитки. Был случай, пришла девушка с подружкой, но той ничего из наших услуг не нужно. Клиентка спрашивает, можно ли подружка выпьет? Конечно, можно, подружка потом сидела и развлекала клиентку, которой делали маникюр. Когда муж или парень привозят девушку на маникюр и ждут, мы развлекаем их на баре.
Идея возникла в конце октября, а открылись мы 31 марта. Хотели раньше, но были некоторые нюансы с ремонтом, мебелью, подрядчиками и сроками. Не хватало только кресел и стульев, а все остальное уже было готово. Мебель привезли в три часа ночи, и как только ее доставили, решили открываться.

Хочу устроить огромную вечеринку. Мы открылись по-тихому, объявили в соцсетях и повесили вывеску, люди уже начали приходить, записываться, а грандиозного открытия у нас не было — но есть в планах.

Это самый любимый район, потому что я здесь живу. Классно, когда живешь и работаешь недалеко, можно дойти пешком, а не добираться на транспорте. Два моих последних места работы были видны из окошка — я работала девять лет на телевидение, на Интере и Новом канале. Когда возникла идея нейл-бара, я поняла, нужно искать поблизости: кроме мотива, что рядом живу, понимала, что здесь нужен такой маникюрный салон. Я сама как клиент долго здесь искала мастера, обходила все улочки и поняла, что ничего подходящего нет, где было бы комфортно и все понравилось. Бизнес должен решать проблемы — и так появился нейл-бар, которого не было в этом районе. Есть салоны красоты, но они не работают как нейл-пространства, есть мастера маникюра, но нет, например, стерилизаторов. Я ездила и в другие районы: на Оболонь, Золотые ворота, Позняки, Голосеевский, а в итоге тратила больше времени на дорогу, чем на процедуру, и мне это просто надоело. Поэтому искали место поблизости, нашли — и влюбились в него.

Мне всегда хотелось свое дело. У нас в семье все занимаютсяся предпринимательской деятельностью, мало кто работает на кого-то. У родителей — мебельный магазин, у мужа была кальянная на Саксаганского, перед Новым годом продали. Мне очень нравится журналистика, Новый канал — это моя любовь, если бы я не открыла свой бизнес, никогда бы оттуда не уволилась. Мне было тяжело уходить, но понимала, что больше, чем работать там, я хочу иметь свое дело, которое нравится.
Есть три места, где можно одновременно делать маникюр и педикюр, что значительно экономит время
Мы не хотели делать девочковое пространство. Я сама клиентка G.bar, они классные и очень популярные, не хотела повторяться, делать sweety-тона и то, что ассоциируется с ними. Люблю лофт, поэтому у нас такой интерьер, без цветочков-сердечек, а стильно и модно, чтобы было комфортно делать маникюр и мужчинам.

Заказывали дизайн, но если бы все делали по проекту, то не уложились бы в сроки. В итоге пришлось обходиться без дизайнера, все сделали сами. Полки в туалете заказывали из Икеи в Польше, а шкафы в зале делали на заказ.
Так выглядит туалет: полочки, благоухания, даже коробка «для девочек»: для ситуаций, которые случаются с каждой
Мастеров искала через сайты трудоустройств. Разместила вакансии, отбирала по работам, процентов 10 соискателей доходили до личного собеседования и тестового маникюра на моделях. У нас всего четыре мастера, на смене всегда есть два. Один — универсальный, который делает и маникюр, и педикюр, и мастер маникюра: чтобы можно было сделать одновременно две процедуры. Мастера маникюра, которых я взяла, подкупили тем, что они могут нарисовать что угодно — хоть единорога, хоть стакан. Бармена тоже нашли через сайты вакансий.
Мне важно, чтобы люди были хорошие, чтобы были «мои», добрые, нормальные. На первых собеседованиях видишь, подходит человек или нет.

Я у своих мастеров делаю маникюр: постоянно их проверяю и держу в тонусе, тщательно слежу, что и как они делают, не стесняюсь делать им замечания, указывать, где недоработано и можно было сделать лучше или по-другому, чтобы они старались делать каждый раз лучше.

Раньше сама иногда делала маникюр себе, своим родным. Когда решила заняться этим бизнесом, пошла на курсы, теперь я дипломированный мастер и могу подменить кого-то. Это мне помогло и при выборе продукции — было важно не растеряться перед сотней предложений дистрибьюторов и производителей и выбрать то, что нужно, и при тестировании мастеров, замечаю, где у кого ошибки, кого нужно отправить на курсы повышения квалификации. Это было одним из самых правильных решений — освоить самой профессию.

Два мастера учились у Валентины Кадыровой, у нее два хороших салона и классная школа. Один мастер — после школы Ирины Вакуленко, поедет позже к ней на повышение квалификации. Еще одна девочка училась и долго работала в салоне в Артемовске, только три месяца как приехала с мужем из зоны АТО. Хочу, чтобы позже она тоже повышение квалификации у киевских мастеров, улучшила навыки. Все мастера будут проходить плановые повышения квалификации и совершенствоваться.
Конкурентами я считаю три салона, хоть они и не идентичны нам по идее, зато они все делают очень качественно, это те места, на которые я хотела бы равняться. Это моно-салоны, которые оказывают услуги по ногтям, а не салоны красоты. NailsMade, его владелица Виктория Кузнецова, к которой я ходила на курсы. У них мастера перфекционисты, очень классно делают маникюр. MVK — майстерня Виктории Колодий, и YULIYA STADNIK Nail Salon. Это самые сильные салоны, у нас одна аудитория.

Мне всегда интересно знать, что делают мои конкуренты. Поэтому периодически буду ездить к ним, смотреть, как они работают, какие материалы используют, чтобы ориентироваться, а не заимствовать.
Мы делаем классический, аппаратный и комбинированный маникюр и европейский необрезной. Европейский — это маникюр, при котором не обрезаются кутикулы ножничками. Есть люди, которые боятся, что им занесут заразу, или еще по каким-то причинам отказываются от классического. Боковые валики и кутикулы обрабатываются ремувером — специальным средством, лишнее убирается апельсиновой палочкой или пушером. Ничего не обрезается, не режется и не щипается.

Классический — это с замачиванием пальчиков или только с применением ремувера, зависит от кожи, лишнее обрезается накожницами и ножничками. С помощью фрезера — специального аппарата — можно делать комбинированный маникюр. Многие считают, что так получается качественнее, но я не согласна. Многое зависит от кожи клиента: если сухая, то подходит комбинированный или аппаратный, у кого руки влажные, то иначе чем классическом маникюром все не очистить. Важно мнение мастера, который посоветует, расскажет, объяснит, в чем разница, и поможет выбрать тот вид, который лучше подходит типу рук.

Что касается рисунков, то я прошу наших мастеров чувствовать клиента. Часто гости приходят, и у них есть на телефоне фотография дизайна, который они увидели у подруги, кумы, в интернете, и они хотят именно этого. Задание нашего мастера — показать ассортимент и предложить возможности и варианты выбора. Важно понять, хочет ли клиент услышать ваше мнение или нет. Насильно не переубеждать — иначе клиент уйдет недовольным, а зачем нам это?
Мужчин к нам приходит немного — процентов 15. У нас в стране мужчины стесняются за собой следить, я проводила опрос среди своих знакомых, когда мы открывались. Да, открываются барбершопы, куда ходят суровые мужики стричь бороды и пить виски. До наших мужчин еще надо донести, что это не стыдно, нормально делать маникюр и следить за собой.

Работаем и с детками: делаем им европейский необрезной маникюр, придаем форму, красим лаком, если мама разрешает и ребенок хочет. Это не для того, чтобы родители привели сюда ребенка, а для того, чтобы занять ребенка, когда приходит родитель на маникюр. Все девочки меряют мамины туфли и платья, и когда мама делает маникюр, то и дочка хочет маникюр, даже тем же лаком. Почему бы и нет? Мама с дочкой могут сесть рядом, болтать о жизни и одновременно делать маникюр. Все зависит от восприятия родителей — если они считают, что нормально, то можно и сделать.
Для стерилизации используется автоклав, который применяется, например, и в стоматологических клиниках. Инструменты кладутся в пакеты, на них есть индикаторы: до стерилизации — розовый кружочек, после — серый. При каждом клиенте мы вскрываем пакет — так наши гости видят, что инструменты простерилизованы и готовы к работе. Также у нас есть ультразвуковая мойка, где проходит первый этап очистки и дезинфекции в специальном растворе. У каждого мастера есть свой контейнер, там хранятся инструменты в пакетах.

Инструменты у каждого мастера свои. В основном — Olton, Сталекс; те, кто после курсов Кадыровой, работают шаберами. Я думала, что сама буду закупать все инструменты, но каждый набил руку, привык к своему инструменту, поэтому у мастеров есть собственные три набора.
Гель-лаки, которые мы используем: французский BeautiX и канадский Luxio. Обычные лаки — Vinylux CND. Они одни из самых дорогих, но самые качественные, долго носятся, гипоаллергенные, подходят любым ногтям.
Самый популярный напиток — апероль
Каждый ресторан, у которого есть бар и кухня, больше зарабатывает на баре, чем на кухне, потому что себестоимость самого хорошего алкоголя в разы ниже, чем блюда. Наши затраты по бару невысоки. Мы все просчитали, и решили, что это хорошая бизнес-модель, поэтому дело должно окупиться. У нас не выпивают по ящику шампанского за один приход. Больше двух-трех коктейлей за раз никто не пил, например, могут выпить два апероля и латте в конце. Для нас это допустимо. Пусть я буду чуть меньше зарабатывать, чем заведения, где нет затрат на бар и зарплату бармену, зато гостям нравится, что только у нас есть такая фишка.
Артем, бармен:

До этого работал в разных местах: в ресторане «Баклажан», был шеф-барменом в Джаз-кафе; я призер соревнований по миксологии. Здесь очень спокойно, график с 9 до 21, а в ресторане приходится работать и до трех-четырех утра. Тут у меня не было двух одинаковых коктейлей — из меню заказывают очень редко. Я спрашиваю, что предпочитают из крепкого алкоголя, и на его основе делаю коктейль, разный для каждого гостя.
Изучали красоту и коктейли
Марина Курильчук
Текст
Алла Яцун
Фото
Made on
Tilda