Кто говорит?
Как в Украине дублируют фильмы
В 2006 году при президенте Украины Викторе Ющенко ввели обязательный дубляж фильмов на украинский язык для показа в кинотеатрах. Тогда, 11 лет назад, это решение вызвало бурные обсуждения: прокатчики прогнозировали удорожание билетов из-за дополнительных затрат, всякие эксперты утверждали, что зрители перестанут ходить в кино. Однако сборы кинотеатров выросли. В 2010-м, при Викторе Януковиче, обязательное дублирование на украинский отменили. Но за это время украинский дубляж успел стать даже предметом некоторой гордости — его постоянно обсуждают, сравнивают с русским и чаще всего приходят к выводу о его большей точности, уместности и лучшей адаптации. Уикенд поговорил с Владимиром Третьяковым, руководителем Студии Tretyakoff production, которая с 2005 года занимается дубляжом фильмов на украинский язык, — о том, что доктор Комаровский обошел Светлану Лободу, как рождаются шутки в комедиях и как идет работа над самыми успешными фильмами десятилетия.
— Когда мы открылись, то были необычным явлением для украинского студийного кинобизнеса благодаря технологиям и опыту, которые мы получили у наших немецких партнеров. Мы сразу привлекли к себе внимание и получили много заказов.

Первый фильм, над которым работали — «Сафо», вышел в 2005 году, сделали на английском, украинском и русском языках для проката в СНГ. С ним мы получили необходимый опыт, набили шишки, пришлось переоборудовать кое-что по технике. Потом был украинский мультфильм «Швейк». Затем один за другим пошли фильмы украинских продюсеров, первые пробы кино для широкого проката: Муж моей вдовы, Рука на счастье. Первый фильм, который мы дублировали, — P.S. I love you.

За все эти годы наши актеры дубляжа очень выросли. Мы приглашали профессиональных актеров, с годами опыта работы в театре, но дубляж — другое, не то, что они привыкли делать. Тогда на запись главной роли у нас могло уйти 12 дней, а сейчас можно записать и за 4, в зависимости от сложности роли.

Дубляж тоже сильно изменился. Раньше достаточно было просто попадать "в губы", чтобы актер не резал слух; на окружение в фильме никто не обращал внимания. Если, например, в баре говорят посторонние, это оставалось без перевода — мы смотрим на главных актеров и больше ничего не видим. Сейчас все стало значительно скрупулезнее. О том чтобы попадать "в губы", уже и речи не идет: должен был сделан хороший перевод, дублировано всё, что звучит в фильме.
Юмор
Для работы над текстом мы привлекаем креативных людей, бывших квнщиков, людей, которые умеют классно обрабатывать шутки. Бывает, делаем несколько переводов, чтобы выбрать самый интересный и смешной.

Если просто перевести фильм, как это могут сделать в бюро — это будет неинтересно, косноязычно и несовременно. В Америке одни шутки, во французских фильмах — другие, ругаются по-разному. В американских боевиках очень много мата, например, в «Омерзительной восьмерке» их такое количество, что я давно уже не слышал. Но мы сделали так, что смотреть интересно, оскорбления, которые они произносят, звучат естественно и в то же время не вызывает отторжения у нашего зрителя.

Я ставлю задачу переводчикам, чтобы не только все было грамотно переведено, но и интересно, понятно, без заумных или устаревших слов. Процентов на 20 перевод корректируется во время дубляжа. Много шуток рождается во время работы, особенно если все работают в хорошем настроении, с энтузиазмом. Бывает, приходим к какой-то сцене, и случайные пару слов полностью меняют ее восприятие. В фильме «Волк с Уолл-стрит» появилась фраза, которой не было в оригинале. Главный герой пришел устраиваться на работу в маленькую брокерскую фирму, ему рассказывают про обязанности, он заявляет: это легко, я все смогу сделать! А работодатель говорит: если ты сделаешь, я тебя похлопаю по плечу. Ну, неинтересно! Посмотрели с другой стороны, покрутили, а работодатель — с усами, в дубляже говорит: если ты это сделаешь, «я своїми вусами полоскочу тобі яйця». Шутки рождаются в большинстве случаев не на столе переводчика, а именно в работе группы над фильмом.
Сроки и «Сумерки»
Над фильмом работает около 20 человек. Это минимум, а может быть 40-50, в зависимости от размаха. Бывает, пишем сцены по 5-6 человек одновременно, например, в «Крейсере Индианаполис», где много баталий, криков, утопающих. Бывают легкие фильмы: у двух человек конфликт, и они его решают. Есть фильмы, в которых у каждого актера по 15 реплик, но актеров много.

При необходимости привлекаем дополнительных людей. Например, в диалоге есть фразы на испанском языке. Нехорошо брать оригинальный звук и дальше продолжать его нашим актером, ведь говорит один и тот же персонаж. Хочется, чтобы актер тоже поговорил по-испански, а языка он не знает. Приглашаем переводчика, расписываем скрипты, и он пытается все это повторить по-испански.

Дублирование фильма длится минимум три недели. Когда мы делали «Сумерки», производители очень боялись утечки. Нашей стране иностранцы в этом плане не сильно доверяют, поэтому существует многоступенчатая защита от пиратства. Иностранные мейджоры как можно дальше отодвигают отдачу материала на дубляж Украине, России, Молдове, чтобы сократить время на производство, потому что чем меньше времени на производство, тем меньше шансов, что рынок получит пиратскую копию. Фильмы в большинстве случаев черно-белые и настолько испорчены, что фактически остаются только губы актеров. «Сумерки» мы получили в таком виде — на лице актеров маска и видны только губы , которые что-то говорят, и мы по этим губам делаем дубляж. Кто именно говорит в этом черно-белом испорченном слое, вообще непонятно, а сроки были очень сжатые. Но при правильной подготовке можно выкрутиться. И мы уложились.

Вместе с пленками нам присылают монтажные листы — текстовый или PDF-файл, на котором написан тайм-код, реплики актеров, возможно, описания сцен. Обычно это 50-60 страниц текста.

При дубляже мы записываем все голоса, которые есть в фильме. Если кинопроизводство — тогда мы пишем с нуля все: и голоса, и атмосферные эффекты, и автомобили, и все, что слышите потом в фильме.
Звезды в дубляже
Подбор актеров под конкретных персонажей происходит по опыту. Когда долго работаешь в этой области, знаешь, у кого какие сильные и слабые стороны, кто сыграет хорошо именно эту роль, а кто подходит по тембру, но не подходит по темпераменту, все на интуиции — не подводит.

Было время, артисты шоу-бизнеса атаковали нас просьбами. Звонила Света Лобода и говорила: дайте роль, мне деньги не нужны. Я говорю, наше время стоит денег, мы с хорошим актером эту роль запишем за три дня, а с тобой — дней 12. В чем смысл?

Хотя много фильмов сделали с участием актеров-звезд. Когда люди видят на афишах селебрити, они реагируют и хотят посмотреть, что получилось. Иногда получается удачно, иногда не очень. В Голливуде это более развито — звезды лучше подготовлены к озвучиванию мульфильмов и фильмов. Наши очень отстают, буквально единицы могут. Неожиданно хорошо себя проявил доктор Комаровский, он озвучивал птицу в мультфильме «Замбезия». Так классно вжился в роль, так быстро записал, просто шикарно! У Потапа неплохо получается — он в своем образе звучит отлично и хорошо узнаваем. Неплохо сработал в фильме ведущий Анатолий Анатолич — у него хорошо получается, хоть и немножко дольше.

Когда мы записывали «Стива Джобса», пригласили продвинутых айтишников, стартаперов, вышедших на мировой рынок, потому что они знают термины, в курсе всех этих штук. На главную роль взяли очень известного человека [телеведущего и миллионера Андрея Пальчевского]. Это человек, у которого все расписано, постоянные перелеты. Ему было интересно попробовать себя. Поработали мы первый день, записали восемь часов, закончили, он говорит: спасибо, все хорошо. А мы: подождите, еще дней 8 впереди! А он не готов, у него много дел. Что нам делать? Искали похожий голос — часть записали одним человеком, часть другим. Нам повезло, что в этом фильме Джобс менялся, только за счет этого мы смогли выкрутиться, чтобы никто не заметил. Наверно, подумали, вот как все правильно сделали!
Голос фильма
Чтобы стать актером дубляжа, надо закончить Киевский национальный университет театра, кино и телевидения имени И. К. Карпенко-Карого. Но и это не гарантия. Выпускники еще не готовы к такой работе. Они понимают общие черты, что-то знают, но ничего не умеют. Становятся к микрофону — и «рассыпаются». Часто даже дикция не поставлена: не могут быстро и долго читать, правильно ставить ударения, с памятью плохо. У нас есть курсы дубляжа, берем людей, которые уже что-то знают и понимают, тех, у кого при умении и старании может получиться. Часто не получается из-за нехватки опыта опыта. Например, человек привык играть в театре, но не привык слышать себя в наушниках и работать с микрофоном, и голос кажется неуправляемым. Поэтому даем нужные навыки. С этого момента есть шанс, что он может попасть на небольшие роли и дальше развиваться. Возможно, лучше удается тем, кто более трудолюбив. Дома больше работает, читает, и когда попадает в обойму, его начинают приглашать на какие-то небольшие роли, получает опыт, растет, и приходит время, когда он уже готов к ответственной роли. Некоторые приходят — «я все знаю, все умею» — а потом смотришь, одно предложение пишем целый час. Куда бы человек ни спешил, мы должны записать на нужном уровне. И не тратить на это слишком много времени.

Еще одна проблема: есть хороший сложившийся средний актерский состав — 40-55 лет, но нет старших и молодых голосов. Молодые вырастают и переходят в среднюю группу. А как пополнять ее? Много молодежных фильмов, нужны голоса, а где их брать? Когда мы регулярно начали сталкиваться с этой проблемой, задумались, что делать. Создали курсы по подготовке, и лучших отбираем в базу. Кроме того, проводим кастинги, в том числе и для пополнения базы детских голосов.

Нам нужны интересные характерные тембры, чтобы они отличались в фильме друг от друга. Если две девушки разговаривают, а голоса похожи и говорят они быстро, зритель же должен различать, кто из них говорит, и по тембру и по характеру.
Мультфильмы и песни
В озвучивании мульфильмов есть две школы. Первая: актеры должны играть в фильме так же, как они играют в жизни, в фильмах. Вторая: актеры меняют голоса, искажают их и утрируют. Во второй школе дубляж мультфильма может отличаться от фильма. Бывает, персонажам придают какие-то неестественные придавливания голоса, которые показывают черты характера. Такое дети лучше воспринимают, им нравится, когда гномики говорят, например, не просто как дети, а с какими-то эффектами.

Если в оригинале есть искажение голоса, мы будем его переносить. В этом-то и мастерство — фильм после дубляжа должен идеально быть похожим на оригинал. Все эффекты, которые есть в оригинале, мы полностью повторяем. Если голос робота — то долго кропотливо подбираются те же эффекты, проделанную при создании фильма, мы повторяем почти один в один.

Если в фильме актеры сами пели песни, значит, и у нас так, все наши актеры поющие. К фильмам, в которых профессионально поют голливудские звезды, подыскиваем здесь похожие голоса, чтобы пели.

Та же история с мюзиклами. Песни отдельно записываем, потом они интегрируются в фильм. Были случаи, когда приходили фильмы, где и надо бы дублировать песню, но мэйджор почему-то не передал нам материалы. Поставить ее в оригинале мы не можем — надо переделать. Мы ее вырезаем, аранжировщики делают фонограмму, перезаписывам — и вперед. Хочется, чтобы зрителю нравилось.

С мистическими фильмами часто происходит мистика. Я перестал над ними работать, свожу в основном комедии, боевики. Когда в фильмах есть мистика или что-то касающееся религии, постоянно происходят сбои, будто техника сопротивляется. Над «Соломоном Кейном», например, приходилось в тяжелых условиях, дожимать, доводить до конца начатую работу, когда все саботировало.
Больше кино
Особенно горжусь «Омерзительной восьмеркой» — трехчасовой фильм, который смотрится на одном дыхании, а была проделана большая и кропотливая работа. «Хтивий дідусь» — кинокомедия, над который я смеялся здесь, в студии, а потом через месяц в кинотеатре. Хожу на все наши фильмы в кинотеатры, еще раз отсматриваю, делаю для себя какие-то поправки.

Мы сделали больше 800 фильмов, может, 1000. За прошлый год — больше ста. Работаем параллельно, у нас две студии. Раньше делали два фильма в месяц.

Я постоянно хожу в кино. Обращаю внимание на все: актеров, перевод, микс, голоса. В нашей стране мало кинотеатров. В Чехии — 1000 кинотеатров, у нас — 100, при этом, какая разница в населении. У нас еще очень маленький рынок, он должен расти и развиваться. С ужасом проезжаю населенные пункты, в которых вообще нет кинотеатров! В каждом должен быть свой кинозал. Наш рынок должен увеличиться еще раз в 40, потому что у нас много людей, и они хотят смотреть кино.
С голосами разговаривали
Марина Курильчук
Текст
Андрей Карпец
Фото
Made on
Tilda