Украинская пластика:
для политики и красоты
Бывает ли мода на пластические операции? Что делать хирургу, если пациент увлекся и можно ли ему отказать? Чем запросы украинок отличаются от запросов американок и за чем обращаются к пластическому хирургу мужчины? Павел Денищук, кандидат медицинских наук, пластический хирург в клинике «АНА-КОСМО» с 20-летним стажем и Youtube-блогер, рассказал, как меняются вкусы его клиентов.
Павел ДЕНИЩУК
— С какими просьбами к вам чаще всего обращаются?

— За 20 лет работы нашей клиники запросы сильно изменились. Сегодня больше всего операций проводится по коррекции носа: восстановление дыхания и коррекция внешнего носа. Сейчас мы уже можем корректировать нос без операции инъекционными моментами. На втором месте — увеличение женской груди. Это происходит во всем мире, самое большое количество операций проводится по увеличению груди, и в Украине эта тенденция тоже отмечается. На третьем месте — омолаживающие операции по лицу.

Раньше самой частой операцией была липоаспирация — отсасывание жира. Сейчас в нашей клинике она уже где-то на четвертом месте. Скорее всего, женщины сегодня больше стараются заниматься спортом, чем стройнеть с помощью операций.

— Бывает ли мода на пластические операции?

— Сейчас идет тенденция на объемные пластики, но в легком варианте. Раньше была мода на большие губы, сейчас меньше акцента на этом, а больше на увеличении скул, так как это хорошо решает задачу возрастных изменений. С увеличением скул уменьшаются носогубные морщины и опущенные уголки рта. И это иногда доходит до гротескной ситуации, когда очень выражены скулы. Возможно, создавая себе такие скулы, человек оттягивает момент истины в виде омолаживающей операции.
Что касается женской груди, то раньше была мода на грудь с выраженным верхним полюсом, более наполненные верхние области груди. Сейчас многие женщины хотят природную форму, чтобы в купальнике или без одежды не было заметно, что там есть импланты. Эти тенденции наблюдаются уже последние 2-3 года.

— Если вы видите, что пациент несколько увлекся операциями, как поступаете в этом случае?

— Во-первых, я не буду оперировать, если человек увлекся, но для коррекции нет медицинских оснований. Бывает такой вариант. Мы оперируем и решаем какую-то задачу, например, провели коррекцию носа и восстановили пациенту дыхание. Человек начинает верить в возможности пластической хирургии и понимает, что может решить следующую задачу, ту, которая не была для него первостепенной до того, как он решил проблему с носом. Потом пациентка вспоминает, что долго мечтала восстановить нормальную форму груди: родила 2-3 детей, грудь потеряна, надоели всякие ухищрения и хочется увеличить грудь. Мы делаем осмотр и видим: есть проблема, грудь опущена, пустая. Ее можно восстановить с помощью имплантов или, если грудь слишком опустилась, то я буду предлагать подтяжку груди, которая может проводиться как с имплантами, так и без. В таких случаях нельзя сказать, что человек увлекся, ведь он не беспричинно пришел опять, а с определенной задачей. Потом восстановили грудь, и она говорит: «я родила, и теперь на животе висит «фартук». Он может появиться и у худых людей, особенно после кесарева сечения. Этот «фартук» мы тоже можем убрать, восстановить и сделать более приемлемый вид и даже совместить с липосакцией. Когда женщина получила классный первый результат, она уже действительно может проходить ряд операций, которые, если показаны, я буду делать.

А когда есть беспричинная жажда что-то менять, то у хирурга будут большие проблемы, ведь пациентка всегда будет недовольна результатом, потому что недовольна собой, даже если на самом деле у нее хорошая внешность. Для хирурга это большая ловушка, если он решится что-то улучшать без явной на то причины, он должен четко определить, стоит ли идти на поводу у пациента.
— То есть в таком случае вы можете отказать пациенту?

— Конечно. Мы отказываем в разных ситуациях. Например, когда девушки лет 18-20 хотят что-то сделать с грудью. Людей в этом возрасте, кстати, я консультирую только с родителями или, если она уже замужем, то с разрешения мужа. Я могу порекомендовать сначала родить, а потом делать что-то с грудью, потому что роды могут нарушить ту форму, которую мы создали. Если муж/родители полностью согласны, тогда можем это сделать.

Бывает, приходят 25-30-летние незамужние пациентки, для которых иногда грудь становится тормозом для создания нормальных отношений. Есть опыт, когда мы оперировали, а затем они успешно выходили замуж: снимались какие-то ограничения, проблемы, созданные ими в головах. Многие женщины с маленькой грудью выходят замуж, рожают, а некоторые не могут это переступить. В этом случае операция помогает.

Отказываю девушкам 16-18 лет, например, если нос имеет горбинку или другие нюансы, которые они хотят срочно изменить. Я скорее всего буду рекомендовать это делать после 18 лет, потому что все-таки костные ткани должны сформироваться и тогда уже можно спокойно проводить операции. Это при условии, что нет проблем с носовым дыханием. Если они есть, то можно аккуратно восстанавливать дыхание, но внешний вид носа лучше не корректировать.

В таких ситуациях помогает объемная пластика — я могу сделать укол, который год-полтора будет удерживать в приемлемом состоянии форму носа, не оперируя, не подвергая риску пациентку. Так можно дать возможность пациентке в более комфортном состоянии дождаться момента, когда операция будет возможна.

Могу отказывать, когда есть проблемы с сердечно-сосудистой, легочной системой, хронические заболевания. Перед операцией мы обязательно обследуем, и если есть проблемы по здоровью, я тоже буду отказывать. Пациент может пролечиться, а потом вернуться к этому вопросу.
— Как часто к вам обращаются пациенты-мужчины и с какими вопросами?

— В последнее время чаще обращаются. Кого-то приводят жены, которые сами уже что-то сделали у меня и видят, что задачи решаются нормально. Чаще всего проблема — это носы недыщащие и храпящие. Мужские носы, которые имеют проблемы с дыханием, как правило, кривые, из-за последствий травмы, поэтому им надо восстанавливать и внешний вид. Но основная задача — восстановить носовое дыхание, ведь когда оно нарушено, человек быстрее устает, случаются головные боли, сонливость, и это все усугубляется со временем.

На втором месте — ожиревшие лица, тяжелые подбородки, одутловатые щеки. Эти проблемы легко решаются без серьезных операций: два прокольчика за ушами и на подбородке. Кстати, такая операция становится резко востребованной в предвыборный период: публичные люди хотят выглядеть лучше. После подобных операций две недели надо ходить в повязке, а потом все это снимается, и человек приобретает совсем другой вид: сформированный контур по нижней челюсти, уходят щеки.

Еще есть специфическая операция для мужчин — генитальная пластика: удлинение или утолщение полового члена. За ней мужчины обращаются по ряду причин. У молодых причиной становятся комплексы, внутренние терзания из-за каких-то неудачных случаев, которые они объясняют размерами своего члена. Если есть твердое желание, то можем удлинить на 2-3 сантиметра при условии ношения специального стендера после операции. Утолщение — немного другая тема, о нем спрашивают мужчины, очень активные в половом плане. Используя жировые клетки, можно создать нужный объем. Мы проводим и такую операцию, она довольно востребована, даже больше, чем удлинение, это более спокойная операция.

Если рассматривать мужскую тему, то проблема также большие животы, в том числе пивные: когда анализируешь переднюю брюшную стенку, под кожей и жира-то нет, а есть брюшной жир. Тогда мы ставим желудочные баллоны — пустой силиконовый баллон вводится в желудок и накачивается жидкостью. Он расправляется, создается объем 600-700 мл. Обычно у людей с большими животами желудки сильнее растянуты. Баллон тонизирует желудок и возвращает к нормальному состоянию, дает ощущение сытости. И человек худеет. Есть 2-3 дискомфортных дня после установки баллона.

Обычно он устанавливается на полгода. За это время человек худеет в среднем на 18-20 килограммов, иногда и больше, особенно при дополнительных физических нагрузках. После того, как пациент похудел, мы можем дополнительно на каких-то областях откачать жир, сформировать приемлемые параметры тела.

Сейчас среди пациентов — до 15% мужчин. Но раньше это были вообще спорадические случаи, а сегодня они хотят выглядеть подтянуто, иметь более представительный вид, и пластическая хирургия дает нужные решения.
— Сколько пластических операций делается по реальной необходимости, чтобы исправить какие-то недочеты, а сколько — ради красоты и молодости?

— Тут надо разобраться. Если брать нос, то когда есть внешние изменения формы, то в процентах 80 есть нарушения дыхания. Казалось бы, здоровенный нос, хрупкое девичье лицо — дыши, не надышись. Ничего подобного! Перегородка может не вмещаться, искривляться, и пациентка не дышит этим крупным носом. Тогда на первое место становится задача восстановить дыхание. Хотя пациентка могла прийти и не для этого, а потому что когда делает селфи, то профиль или полупрофиль не получается классно на фотографии. А когда начинаю ее обследовать, расспрашивать, оказывается, с дыханием у нее много проблем. Вроде пришла с одним, а надо решать две задачи одновременно.

Что касается омолаживающих операций, то тут только эстетические показания: женщина не хочет стареть. «Я на лыжах, на серфинге, еще ого-го, а внешне уже не очень», — говорит 60-летняя женщина, и понятно, что она хочет что-то изменить. Медицинских показаний нет, но женщина страдает из-за своей внешности, это не совсем хорошо для здоровья.

Что касается груди, то в основном женщины хотят улучшить внешний вид, здесь показаний точно нет. Единственное — коррекция втянутых сосков, когда женщина не может кормить, делается операция по медпоказаниям. Еще есть показания по женской груди, когда она очень больше — «гигантомастия». Это сильно влияет на состояние здоровья: тянет спину, боли в плечах. Остальное — подтянуть, увеличить — чисто эстетика.

— Может ли пластический хирург дать какую-то гарантию на свою работу и что делать, если после операции ты выглядишь не так, как себе представлял?

— В медицине с гарантиями нужно быть очень осторожным, важнее всего будущий возможный результат, то чего можно достичь, обсуждать с хирургом. Это должна быть не одна встреча. Что касается носа, тут проще. Мы делаем компьютерное прогнозирование: фотографируем пациента и показываем будущий результат. То, что мы создадим на компьютере, на сто процентов не будет соответствовать реальному результату, потому что есть ткани, которые имеют свою память и могут себя вести по-разному определенное время. Год нос созревает. Про сложный нос я обязательно озвучиваю пациенту, что могут быть для показания докоррекции. Если пациент соглашается, понимает трезво всю ситуацию, тогда четко следуем программе, которую наметили.

Бить себя в грудь и говорить о гарантии на сто процентов в хирургии несерьезно, но хирург должен отвечать за результат. То, что непредвиденные ситуации в медицине исключить нельзя, хирург должен озвучить пациенту во время консультаций. Операция — это всегда риск. Он сводится к минимуму, если хирург опытный, профессиональный.
— Различается украинская и западная школа пластической хирургии и как в Украине вообще обстоят дела с подготовкой специалистов?

— Европейская школа и украинская мало различаются. А вот с американской или бразильской школами больше различий. Развитие пластической хирургии идет из-за требований пациента к своему внешнему виду, понятий об идеальных параметрах тела. В европейской и украинской они очень схожие, в отличие от, например, бразильской: там если грудь, то это должно быть не меньше 4-5 размера, а если ягодичная пластика, то еще и импланты надо поставить. Можно сказать, у них идет более активная работа с телом, чем с лицом. Наши женщины все-таки больше внимания уделяют лицу. Хотя грудь паритетна что там, что там, разве что у наших женщин более скромные пожелания, чем у американок или, тем более, бразильянок. У нас проходил стажировку пластический хирург из Мексики, рассказывал, что у мексиканских женщин совсем другие требования к форме груди, например, редко используются анатомические импланты, им подавай круглые.

Я — национальный секретарь пластических эстетических хирургов (ISAPS), и у меня есть возможность отслеживать самые любые тенденции по всему миру. К счастью, в Украине и уровень хирургов, и возможности обучения очень высокие. За три года я провел три специальных обучающих конгресса, когда приглашались видные профессора из-за рубежа, читали лекции, оперировали в нашей клинике с прямой трансляцией в зал. Такие мастер-классы с обучением, живой хирургией от самых классных пластических хирургов есть в нашей стране в том числе. Наши хирурги тоже ездят в другие страны, чтобы быть в курсе последних трендов и направлений. К тому же техническое обеспечение клиник — на примере нашей — очень высокое. У нас безо всяких проблем оперировали хирурги из Нидерландов, Франции, Италии, США.
Наша клиника работает уже 20 лет, мало какая может похвастаться таким сроком. Она с каждым годом набирает опыт, имеет свои разработки, в том числе по подготовке к операциям, реабилитации, восстановлению. Мы делимся этими программами с курсантами, которые проходят двухдневную школу и оперируют вместе со мной (Павел Андреевич — основатель первой в Украине школы пластических хирургов, — ред.). Особенность моей школы в том, что мы даем практику. Многие хирурги, особенно молодые, могут много читать, знать, но боятся прооперировать. Поэтому надо, чтобы кто-то первый поставил им руки. Они практически имеют возможность вместе со мной прооперировать пациента, пробуют некоторые этапы самостоятельно под моим контролем. Мы делимся своим опытом, потому что процесс развития медицины и пластической хирургии идет, надо повышать уровень в Украине.

А в нашей клинике, в операционной, есть аппараты самого высокого уровня по воздействию на лицо и тело. Например, аппарат Альтера по нехирургическому омоложению лица, прямой конкурент пластической хирургии. Я спокойно к этому отношусь, есть женщины, которые еще боятся пластической хирургии, но хотят выглядеть классно — и вот для них аппарат, с помощью которого можно получить определенный эффект. Мы всегда держим руку на пульсе, и если появляется стоящая новинка, наша клиника будет это использовать одной из первых.
Клиника «АНА-КОСМО», ул. Белорусская, 11б, сайт.
Секреты красоты узнавала
Марина Курильчук
Made on
Tilda