О людях и куклах в Замке на горе
Сказочному театру кукол на Грушевского в этом году исполняется 90 лет. Уикенд сходил в гости: пообщался с актерами в гримерках, побывал за кулисами, в музее и узнал о планах на будущее.

Киевлянам точно будет интересно: с 30 сентября по 5 октября к большому юбилею нашего театра пройдет первый международный театральный проект «Київ ляльковий», на который съедутся кукольники 14 стран. Кстати, вы знаете, что после ребрендинга театр стал называться «Замком на горі» и даже поменял логотип?

В гримерку к молодым актерам нас пригласил Вадим Доценко. Он рассказал Уикенду об актерских приметах и этике, самом сложном спектакле, правильных названиях и главном кошмаре кукольника.

- Почему взрослые люди идут работать в театр кукол?

- У меня это долгая история. Поступал в Харькове и на драму, и на кукол в университет имени Котляревского. Прошел и туда, и туда. Когда сдаешь экзамены, ближе знакомишься со средой, студентами, которые уже там учатся, педагогами, с которыми проходишь консультации. И я, тогда еще ничего не понимавший в театре, осознал, что мне ближе и интереснее люди, которые работают на кафедре театра анимации. Сделал выбор, и ни о чем не жалею. Пять лет пролетели, не выходил из театралки.

Когда закончил, не сразу попал в театр. Три года работал на харьковском радио диктором, ведущим, редактором. Но всегда хотел в Киев. В тот год как раз набирали актеров, и мне повезло. Удачно прошел кастинг, поначалу даже себе не верил.

- Говорят, что актеры не любят словосочетание «кукольный театр», а предпочитают, чтобы говорили «театр кукол»?

- Да, так нас воспитывали еще с университета. Кукольный театр – это маленький театр, как бы ненастоящий. Поэтому – «театр кукол».

- А себя вы как называете?

- Когда спрашивают, представляюсь актером. Если уточняют, какого театра, обычно отвечаю, что детского. Хотя я и не считаю театр кукол исключительно детским. Если посмотреть на харьковский театр кукол, там много хороших постановок для взрослых.
- Как раз хотела спросить об отличии харьковской и киевской школы. Наслышана, что в Харькове очень сильная школа и именитые преподаватели.

- Киевская кафедра была открыта известным режиссером, профессором Леонидом Петровичем Поповым, приехавшим сюда из Харькова. Так что да, корни оттуда. Конечно, я харьковчанин, и мне хочется сказать, что этот город - колыбель искусства театра кукол. Но и место, где я работаю сейчас, для меня много значит. Был какой-то период гармонии в театре – один и тот же директор, режиссер. Произошли изменения, к сожалению, умер директор, теперь в театре новый руководитель и времена перемен.

Для актера и вообще человека творческого такой период важен. Изменения – это в любом случае хорошо. Какими бы они ни были. Сейчас время экспериментов. Я почти не выхожу из театра. Одна постановка сменяет другую, перерывов между ними нет. Все ждут приезда Дмитриевой*, это известнейший харьковский режиссер.
*Оксана Дмитриева – ведущий режиссер харьковского театра кукол

- В чем разница между детским и взрослым спектаклем?

- В зрителе. Ребенок воспринимает намного честнее, для него нельзя работать вполсилы. Если ему неинтересно – он всегда скажет об этом, начнет баловаться, отвлекаться. Все выстраивается так, чтобы занять, вовлечь и заинтересовать. Сегодня оторвать ребенка от телефона, планшета практически нереально. Поэтому мы стараемся меняться, дополняем спектакли всевозможными эффектами. Эта работа намного сложнее, чем в драматическом театре. Там зритель, если ему не понравится спектакль, все-таки может досидеть, дослушать, доспать, в конце концов. Здесь так не получится.

И не забывайте, что с детьми приходят взрослые. Мы должны быть многогранны – работать и для детей, и для родителей. Нас так учили. Всегда было определенное противостояние между «драматюками»* и нами.
*Драматюки на театральном жаргоне – актеры драматического театра

- Какой главный кошмар актера театра кукол?

- Недавно была премьера спектакля «Мечта маленького ослика». И не поверите – каждый раз что-то происходит. На премьере сломалась вага*, лопнула пополам.
*Вага – приспособление для управления куклой

А у моей куклы – главная роль! Поэтому я удерживаю ее рукой и продолжаю играть. Это же спектакль, тем более премьера! 45 минут так держал, вышел мокрым от пота. После этого уже ничего не страшно.

- Какой спектакль был самым сложным?

- Михаил Яремчук, руководитель театра марионеток, ставил у нас спектакль. Было тяжело. У нас не преподавали марионетку. Пришлось осваивать новый вид кукол. Но это не самое страшное. Трудно работать с таким маститым известным режиссером. Он психологически «вытягивал», это была больше работа с психологией, а не с куклой. Он настолько сильный режиссер, что выводил на эмоции, трогал за самое живое, работал непосредственно с нервной системой. У меня была главная роль, и при этом не было дубля. Поэтому весь удар, весь гнев режиссера я принимал на себя. Но спасибо ему за это – такие вещи делают нас сильнее.

- В какие приметы верят в театре?

- Есть актеры, которые не любят, когда их куклу трогает кто-то другой. Некоторые считают это неэтичным. Как везде – плохой приметой считается, когда текст падает на пол.

- Если бы вы могли поставить свой спектакль, каким бы он был?

- Я еще не реализовался как актер, мне хочется играть. Во всех спектаклях, в работе с режиссерами основная задача – это мять себя, как скульптор мнет глину в поисках формы. Пока мне этого мало, хочется работать еще. О режиссуре я думаю, но до нее нужно дорасти.

- Любое произведение можно сыграть при помощи кукол или есть те, которые невозможно воплотить?


- Кукла настолько символична и пластична, мне кажется, ей поддается любой материал.

- Следите за работой зарубежных коллег, чьи работы впечатляют?

- Нравится, как работают в Польше. Они проплачивают много театральных проектов. Театр кукол – это очень дорогое удовольствие. Даже академический театр кукол может позволить себе не всякую постановку. Затраты огромные. В Польше много экспериментируют, в стране уделяется внимание театру. Есть результат – большое количество интересных и ярких работ.

Завлит Дарья Иванова - это человек, через которого проходят все-все тексты в театре. А еще она - эксперт в истории театра кукол.

- Как вы пришли в этот театр?

- Я работала завлитом в Киевском муниципальном академическом театре кукол на Левом берегу. Там тоже интересная команда. Вообще занимаюсь историей театра кукол. Моя тема исследования – 20-30-е годы и непосредственно история этого театра, мне было интересно изучить его изнутри.

- Кто такой завлит и что он делает?

- Как раз на днях в союзе театральных деятелей Украины проходила школа завлитов. Озвучивалось, что задача завлита – это работа с любого рода текстами: сверка драматургических текстов, работа с драматургами – новыми и классикой. Еще в обязанности завлита входит пиар театра. Есть театры, штат которых позволяет иметь пиарщика. Мы тоже планируем создать творческое бюро, в которое войдут дизайнер, специалист по пиару, по соцсетям.

Даже мои знакомые спрашивают, кто такой завлит. Всегда отвечаю, что моя первоначальная задача – работа с текстами. Все, что пишется в театре, должно пройти через руки завлита. Здесь мы расширили задания – я занимаюсь и связями с общественностью, и разными проектами, украинскими и международными.
- Тогда ответьте как завлит и эксперт, любое произведение можно представить в театре кукол?

- Хороший вопрос. Я преподаю историю театра кукол, недавно на лекции как раз обсуждали это со студентами. Говорили о Сергее Образцове. Он был приверженцем идеи, что драматургия – это кровь театра, его лицо, почерк, сфера для поисков. Он был убежден, что есть отдельная кукольная драматургия. И когда мы смотрим на какой-то материал, определяем: это кукольная драматургия или нет.

В одной из монографий он отметил: «Если я читаю пьесу и там написано: «Вот стоит сервант трехстворчатый и лежит красный ковер с мелким голубым рисунком» - то эту пьесу дальше не читаю, потому что она невоплотима в театре кукол». А я читаю и думаю: ну, может ковра и не надо, а сюжет-то интересен!

А есть другие режиссеры, которые говорят: «Возможно все. Главное, чтобы это видел режиссер, его слышал художник, актеры ловили эту природу чувств». Чехова, Платонова и Шекспира нужно играть по-разному. Так же и современных авторов – вот смотрите, сейчас воплощается Жадан и его «Гімн демократичної молоді».

Мое убеждение – можно поставить все. Как смеемся мы в театральном университете, можно поставить даже телефонную книгу. Видела в Словакии студенческую постановку. Ребята инсценизировали смс-сообщения. Это была кукольная история девушки и парня в смсках.

У нас порой ставят проекты (не буду называть имен): вроде и режиссер хорошо поработал, и постановка масштабная, но видно, что актеры не в материале. Или у них выучка другая, или их под этот материал нужно было очень долго разминать, а времени не хватало. Потому что утром наши актеры играют Трех поросят, а вечером надо выйти и сыграть драму «Лісова пісня». Нужно иметь широченный диапазон.
- Чем отличаются харьковская и киевская школы?

- Первый набор профессиональных кукольников в Украине состоялся в Киеве в 1966 году. Им руководили народный артист, создатель нашего театра Александр Соломарский и режиссер этого театра Михаил Рудин. Но, конечно, Харьков – это колыбель театра кукол. Я ему низко кланяюсь. Это старейшая высшая профессиональная кукольная школа в Украине. В 1969 году ее открывал гигант – Виктор Андреевич Афанасьев. Там работали Смелянская, Моисей Корик. Это были не просто актеры, а глыбы. Их школа, их дух до сир пор сохранились. С 1989 там руководил Леонид Петрович Попов, который учился у Афанасьева.

И даже сейчас, работая в стенах Киевского академического театра, я скажу: Харьковский театр кукол им. Афанасьева – ведущий на сегодня коллектив страны. Большинство харьковских выпускников работают с лучшим режиссером – Оксаной Дмитриевой. Иметь репертуарную афишу вечерней сцены в 17 названий действующих спектаклей, на которые нереально достать билет, - это говорит и о школе, и о работе театра, и о работе менеджеров. Но есть здоровая преемственность, мы тоже взращены из харьковского зерна.

В 2004 году Леонид Петрович перенес это в Киев: он переехал, в институте Карпенко-Карого открыли кафедру, и сейчас у нас уже три специализации. Причем, есть специализация «сценограф театра кукол», которой нет в Харькове. Мы развиваемся, в основу взяли польскую систему: за два года изучаем все системы кукол, которые только можно. А на третьем-четвертом году творим, приглашаем ведущих режиссеров. Даже Дмитриева у нас ставила со студентами дипломные работы.
Даша пригласила нас в музей кукол: его возглавляет Илья Яковлевич Поволоцкий, хранитель архивов, который работает в театре с 1975 года.

- Система кукол – это технический принцип, который приводит куклу в движение. Он тесно связан с ее анатомией. Есть классическая кукла-перчатка. У нас в репертуаре есть спектакли с такими куклами, их довольно много. Есть тростевая кукла – ее удерживают и водят тросточками.
Есть марионеточные спектакли – их меньше. Вот недавно была «Русалочка» с масштабными куклами, у некоторых – по два метра нитка. Сложно ими управлять, но наши актеры – это все-таки сильные харьковские и киевские выпускники, так что они справились. Вот сейчас у нас идет «Лісова пісня» после капитального возобновления.
Есть планшетные куклы – когда видно и актера, и куклу. Такие спектакли у нас тоже идут. Ростовых кукол у нас, как правило, нет. Но летом будет премьера мюзикла «Бременских музыкантов», предполагаются такие куклы. До поры театр был сконцентрирован на верховых куклах – это тростевая и перчатка. Но время идет вперед. Да, мы уважаем традицию, но нам интересны и театр предмета, и театр теней, у нас это тоже будет и разнообразит средства выразительности.
Перед началом спектакля понаблюдали за публикой, заглянули в зрительный зал. Будем суровы: избалованная киевская публика катастрофически опаздывает на спектакли. Эти зрители мешают тем, кто относится к театру с уважением, и срывают настрой актеров, начавших спектакль. Поставить бы при входе Карабаса с большой палкой – пусть бы поучил опаздывающих пунктуальности!
О предпочтениях публики нам рассказала контролер Евдокия Васильевна Куценко. В театре она работает 11 лет, и зрители давно стали ее друзьями.
Сейчас самым популярным спектаклем стали «Три поросенка», а до этого пользовался успехом «Гусенок» — зал просто трещал от наплыва посетителей. Но видимо люди уже насытились им. Еще на «Красную шапочку» и «Кота в сапогах» многие приходят.

Спектакли в театре для детей разного возраста. Например, для самых маленьких спектакли показывают в 11 утра, и они коротенькие. Деткам школьного возраста очень нравится «Питер Пэн» — он уже идет с антрактом.

У нас много постоянных посетителей. Помню дедушку с внучкой Дашенькой: водил ее в театр каждый выходной на протяжении нескольких лет. Они рассказывали, что все билетики складывают шкатулку и хранят как сувенир. На какое-то время перестали ходить, а через несколько месяцев дедушка пришел уже с двумя внучками — Дашенькой и маленькой Марусей. Еще часто к нам ходит няня со своей воспитанницей — они просмотрели почти все спектакли.

Об отсутствии примадонн и едином механизме со взаимовыручкой Уикенду рассказала завтруппой Ирина Лупан.

- Как вы пришли в театр?

- Работаю в театре с 2008 года. Вообще я режиссер драматического коллектива. Увидела вакансию «помощник режиссера». И пришла к Николаю Ивановичу Петренко (это наш директор, которого уже не стало). Он с удовольствием меня выслушал и предложил стать заведующей труппой – то есть возглавить труппу и помогать в творческих задачах.

- Объясните людям непосвященным, чем занимается заведующий труппой?


- Это координатор, административно-художественный персонал. Следит за нормой отработанных спектаклей, составляет графики репетиций, участвует в разработке репертуарного плана. Если у актера две-три репетиции, то моя задача – сделать так, чтобы он успел на все.

- Актеры – капризные люди, трудно с ними работать?

- Они как дети. У каждого свой характер, свое видение. Но вообще у нас очень хороший коллектив, с развитой взаимовыручкой.

Актеры талантливые, яркие. Хочется, чтобы к нам приходило побольше ярких режиссеров, потому что актеры очень ждут новых интересных работ.

- А какие отношения между старшим и младшим поколением актеров?

- Чем отличается кукольный театр? Это работа ансамбля. Тут нет звезд и примадонн, невозможно тянуть одеяло на себя. Если хоть одно звено не сработает, весь механизм срывается.

К примеру, в спектакле с марионеткой один актер работает голосом. Другой ему помогает руками, третий – головой. Постоянная взаимосвязь между всеми. Если один человек подводит другого, срывается все.

- Харьковский театр делает большой упор на спектакли для взрослых. Как вы считаете, нашему театру нужны такие спектакли?

- Необходимы. Изначально площадной кукольный театр и был театром для взрослых. Те же сказки – в них так много подтекстов. У нас всегда был репертуар для взрослых. Вот пришла новый директор – Черникова Ирина Александровна. Она поддерживает и развивает это направление, мы ждем харьковского режиссера Оксану Дмитриеву. Актеры ждут серьезного материала, каждый хочет состояться, раскрыться.
Чтобы узнать о работе старшего и младшего поколения актеров, мы поговорили с самой опытной и самой юной актрисами театра.
Лариса Куликова
Работает в театре с 1969 года, для нее это 43-й театральный сезон. Училась на экспериментальном факультете театра кукол при Киевском национальном университете театра, кино и телевидения имени И. Карпенко-Карого. Ее курсом руководил основатель и создатель этого театра — Александр Иванович Соломарский.

bО куклах
Я работаю с разными видами кукол. Самые простые для меня — перчаточные куклы-петрушки. А вот самые сложные куклы были в спектакле «Котигорошко». Они ростовые и величиной с меня. Актер пристегивает к поясу карабин и туда вставляется трость. Куклы были настолько тяжелыми, что иногда даже трости ломались. Перед тем как работать над спектаклем, художник показывает нам эскизы кукол. Я после того спектакля всегда прошу сделать куклу полегче.

Актерские приметы и ритуалы
У всех актеров плохая примета, если сценарий упал на пол, а других нет.

Любимые спектакли и роли
Я много ролей сыграла, одни из самых любимых — наследник Тутти в спектакле «Кукла наследника Тутти» и князь Гвидон в «Сказке о царе Салтане». Тогда не было мужчины на роль, а у меня голос подходил, так я 5 лет Гвидона играла. Еще была бабушкой в «Женчике-Бренчике», с этим спектаклем мы даже ездили в Канаду на гастроли.
Юлия Шевченко
Для девушки это первый театральный сезон. В прошлом году она закончила институт — училась на актрису театра кукол и решила работать по специальности.


О куклах
Я работала с перчаточными, светодиодной выводной куклой, марионеткой, планшетной, теневой, тростевой. Самая сложная для меня — марионетка, потому что у нас в институте не было курсов марионетки, и с этой куклой я столкнулась уже в театре.

Актерские приметы и ритуалы
Такого у нас нет, главное, выходить на сцену с хорошим настроением. Спектакль зависит от эмоционального состояния актера, но и импровизация — это неотъемлемая часть выступления. Ведь мы не можем отыграть весь спектакль — сюда 5 шагов, сюда — 10, хоть и есть реплики, которые ты обязательно должен сказать в определенном месте, чтобы они были сигналом для твоего партнера.

Любимые спектакли и роли
В театре я недавно, поэтому пока играю в нескольких спектаклях. Например, «По щучьему велению» и «Соломенный бычок». В последнем я играла только раз, еще было мало репетиций, поэтому он для меня пока самый сложный. Но очень бы хотела сыграть в спектакле «Про смелого поросенка Чока», в «Курочке Рябе» и в «Морозе-Морозенко». Во взрослом спектакле «Лісова пісня» я очень хочу сыграть Кылыну, если бы мне дали такую возможность, я бы упорно работала над ролью.
Киевский академический театр кукол: сайт, адрес: ул. Грушевского, 1а, тел. 278-58-08.
За кулисами побывали
Светлана Максимец
Текст
Марина Шилович
Текст
Андрей Карпец
Фото
Made on
Tilda