Сахарок и копытце
Как живут киевские лошади
Ранним прохладным утром мы обходим киевский ипподром и подходим к конюшням. Нам навстречу идет тоненькая блондинка Галина. Прошлым летом у нее, менеджера и руководителя департамента, сбылась давняя мечта открыть конный клуб в Киеве Free Riding Club — и теперь она готова провести нам экскурсию по здешним местам.

Мы заходим в конюшни. Обстановка здесь не похожа на рекламный проспект: вокруг много вещей и амуниции, не слишком аккуратно сложенных, а в нос ударяет специфический запах — сена, лошадей.
10 часов утра выходного дня, а наездники уже готовятся к занятиям. Настя чистит Рыжего. Тот периодически фыркает и стучит ногой. Девушка основательно проходится по хребту, от чего Рыжий опять дергается.
— Там чувствительное место, — объясняет Настя. — Ему щекотно и не всегда приятно.

Рыжий выглядит крепким, но Галина рассказывает, что он «мясной» конь и сейчас на реабилитаци.

— В конном спорте есть нехорошая традиция — лошадей, отработавших свое, редко обеспечивают до пенсии, чаще всего их сдают на мясо. Рыжего нам удалось спасти. За год мы пристроили трех таких лошадей.
Настя, работающая менеджером в IT-компании, занимается здесь с августа прошлого года. Ходит на занятия дважды в неделю, чего, как уверяет Галина, для хобби вполне достаточно.

— Конным спортом я занимаюсь с 14 лет, правда, с большими перерывами на учебу и работу. Когда захотела в верховую езду, мама записала меня в клуб. До этого она долго боролась с собой, ей казалось, что это очень небезопастный спорт, но мы договорились. Этот клуб нашел меня сам — таргетировалась реклама по геолокации на Фейсбуке, когда рядом снимала квартиру, было удобно ходить 15 минут пешком. Сейчас я живу на левом берегу и дорога занимает час, но это того стоит. Верховая езда закаляет характер и помогает мне в работе. Если у меня конь прыгает, то программисты тоже будут. С конем нужно найти баланс между тем, что хочет конь и чего хочешь ты. Иногда ему нужно доносить свои желания достаточно настойчиво и в то же время деликатно — у него свой характер, предпочтения, настроение. Учишься искать компромиссы с существом, которое с тобой, в общем-то, не очень хочет общаться, четко отдавать команды, гнуть свою линию.
Чистить лошадь перед уроком — не обязанность, ученикам дают выбор. Это контакт — прикосновения, угощение сахаром, налаживание отношений. Те, кто спешит, приезжает, и лошадь уже готова, заканчивается занятие — коня забирают.

— У нас была девочка, которая несколько лет ездила, но не знала, с какой стороны правильно подойти к коню, — рассказывает Галина. — А потом говорит: я даже не знаю, как надеть уздечку, все вокруг это делают, а я стою и жду, пока кто-то наденет. Так и решила научиться.

Не удержались и спросили у Галины про запах конюшен. В ответ она рассмеялась:

— Запах — это показатель того, твое это дело или нет. Мне, например, нравится. Когда долго работаешь, уже и не замечаешь. Некоторые говорят, что в чем-то даже на руку: место в общественном транспорте уступают.
Расположенные на этой территории несколько конных клубов не имеют отношения непосредственно к ипподрому. Часть территории выкуплена, и те, кто хочет здесь держать лошадей, арендуют места. Всё, что мы здесь видели, было построено в 60-70-х годах, и с тех пор особо ничего не менялось. Free Riding Club арендует здесь часть двух конюшен. Арендодатели обеспечивают место для лошади, уборку, воду и минимальные корма, при необходимости за дополнительную плату — ветеринарный осмотр и прививки. Те, кто давно работает с лошадьми, знают, где можно купить лучшее сено, овес, кормовые добавки и составляют рацион самостоятельно.
Денник — это такая себе комната для лошади, место для отдыха, где должно быть достаточно пространства, чтобы лечь, потянуться.
Мы зашли в гости к Пуме. Маленькая лошадка обрадовалась нашему приходу и тут же принялась выпрашивать у Галины сахарок, даже стала проверять ее карманы. Хоть лакомства с собой не было, Пума гостеприимно фыркала. А когда через несколько минут мы ушли, обиженно уткнулась в угол денника.

Лошадки-малыши не могли не натолкнуть на мысль про пони.

— Это не наша специфика, пони — больше развлекательное, — рассказывает Галина. — Здесь на территории есть клуб с поняшками и детским садиком. Это не спорт, а чисто общение с лошадьми, у нас нет таких соревнований. В Европе есть классы, где дети в 3-5 лет выступают. А у нас когда садишь трехлетнего ребенка на лошадь, крутят пальцем у виска и называют ненормальными. 4-летнему ребенку часто бывает в кайф заниматься на спокойном коне, в мире это нормально, а у нас мастера спорта СССР говорят, что так можно угробить ребенка и для таких больных на голову надо милицию вызывать. Поэтому в наши пони-клубы сейчас, по-моему, не берут детей до 9 лет. В любом случае, чтобы ребенок мог справится, с пони или лошадью должен работать опытный взрослый всадник.
Когда тепло, наездники занимаются на улице, зимой — в закрытом манеже. Сейчас здесь немного спортсменов, с разной подготовкой, ездят по кругу, разминаются. Во время тренировки новыми навыками обзаводятся как наездники, так и сами лошади. Вдруг раздается зычный голос: «Девочки, выезжаем на стенку, строевой рысью маааарш! Поехали!!!» — работает смена соседнего клуба «Авангард».
— Содержать лошадь — дороже, чем снимать квартиру в Киеве. Все упирается в то, как содержать. В частном доме в селе, наверно, в 2-3 тысячи гривен в месяц можно уложиться. Полноценный уход — чистое современное помещение, уборка 3-4 раза в день, сбалансированный рацион с витаминными добавками, тренер, выгул, массаж, солярий — около 25 тысячи гривен. В новых украинских клубах предлагают также солярий и зимнюю мойку. Все это — чтобы хорошо промыть вспотевшую лошадь после работы, обсушить, прогреть мышцы. В Европе это давно не ново. Короткий световой день влияет на лошадей так же, как и на людей — недостаток витамина D, падает иммунитет и настроение, постоянная сонливость. Поэтому используется солярий, у него две опции — прогреть мускулатуру после работы и дать ультрафиолет.
От манежа мы отправились готовить к занятию Муру — Галину первую лошадь и любимицу. Она пристегивает ее между денниками и начинает чистить, попутно рассказывая про недавно открывшийся летний лагерь для детей, в котором ребят учат ухаживать за лошадьми. Как оказалось, у детей был запрос — им мало чистить коня перед занятием и ухаживать за ним после.
— Лагерь мы делаем на все каникулы, летом было три заезда. За это время ребята проходят курс ухода за лошадью, ее подготовки к работе, ухода за амуницией, терминологию, правила езды в манеже, основы конного спорта. Даже если человек пару раз поездил на лошади, после курса, попадая в эту атмосферу, он знает, что можно делать, чего нельзя, как действовать в нештатной ситуации. Во время лагеря можно посмотреть, как работают спортсмены, коневоды, конюхи, что это за профессии, чтобы когда ребенок говорит, что хочет идти в конный спорт, понимал, что за этим стоит.
— Теперь мы сделаем лошадке маникюр, — объявляет Галина и вычищает грязь с копыт специальной штукой. Подходят мама с дочкой и останавливаются рядом с нами. Мура балуется — стучит копытом и всячески привлекает к себе внимание. Девочка улыбается, но немного побаивается. Она пришла на первое занятие. Несколько минут они стоят рядом с нами и наблюдают за процедурами. Из соседнего денника выводят статного коня.

— Мама, смотри! Белая! — малышка не скрывает волнительного восторга.

— Да, белая лошадка, как ты и хотела, — улыбается мама, и они отправляются на улицу.
— У меня самым младшим клиентом была девочка четырех лет, еще до открытия клуба, когда занимались в любительском формате, — вспоминает Галина. — Папа попросил, чтобы дочку покатали верхом в парке, а ей потом захотелось большего. Она прозанималась почти год — за это время научилась ездить и рысью, и галопом, и на прогулки с нами ездила. Потом они переехали. Самой старшей была женщина лет 58. Она понимала, что из-за возраста ей противопоказаны травмы, поэтому застраховалась у нас и в другой компании. Но все равно очень боялась, и этот барьер страха не давал ей расслабиться. Она остановилась на уровне «приехать и покататься», а потом и вовсе сошло на нет. Когда человек боится, плохо воспринимает информацию и не чувствует прогресса – он не получает удовольствия и бросает. Работа тренера со взрослыми – во многом умение научить человека преодолевать страх. Дети гораздо отважнее, поэтому быстрее прогрессируют. Хотя бывают исключения.
— Самое грустное — когда родители настаивают на занятиях, а дети не хотят. В лагере была девочка, которая очень хотела заниматься танцами. Ее мама в свое время очень хотела заниматься конным спортом, и отдала дочку в лагерь. На второй день мы заметили, что девочка пытается держаться от лошадей подальше, неохотно ходит с группой. Когда начали разбираться, что случилось, может, испугалась или обидел кто из группы, оказалось, что на это время мама ей отменила занятия по танцам, настояла на лагере, а девочке неинтересно и боязно. Мама наотрез отказалась забирать ребенка, не поверила, что не нравится, хоть мы и старались деликатно объяснить. В итоге разрешили девочке сидеть в кафе, выдали планшет, и она смотрела танцевальные соревнования.

В любом случае первый контакт с лошадью — это преодоление страха, каким бы замотивированным ни был ребенок. Если надавить, можно сломать — потом ребенок к лошади на километр не подойдет и во взрослом возрасте.
Бывает, что дети «заражают» родителей. Так один папа возил-возил дочку, а однажды решил и сам попробовать. Теперь они занимаются параллельно.

Новичков приходит не так много — человек пять в квартал. Те, кто приходят осознанно, как правило, остаются. На верховую езду уходит много времени — хоть занятие и длится 45 минут, в конюшне человек проводит около трех часов — подготовить лошадь, разобрать, поговорить, поделиться впечатлениями, проанализировать ошибки. Потратить половину выходного дня — на такое готовы только увлеченные люди. Некоторые приезжают пару раз — получить опыт и выложить фото в Инстаграм.
Подготовка Муры подходит к концу, Галина надевает на нее фиксирующие элементы: недавно лошадь получила травму, и пока не сможет участвовать в соревнованиях
— Для подготовки к соревнованиям нужны 2-3 прыжковые тренировки в неделю. Занимаемся конкуром — преодолением препятствий. В остальные дни – гимнастика, работа на расслабление, у лошадей и спортсменов всего один выходной. Хотели ехать на старты на весну, но дружно захромали – и учебный конь, и Мура, ей теперь до месяца совсем без нагрузок. Грунт в манеже к концу зимы совсем разбивается, отсюда травмы. Защитная амуниция не всегда помогает.

В шкафчике есть пара наград Муры, но не все — несколько она съела.

— Есть традиция на денниках вывешивать награды лошади. Раньше так и висели, но Муре было скучно, она выдергивала ленточки и две или три награды съела. Но результаты выступлений записываются в паспорт спортивной лошади, так что история побед не утеряна.

Кроме занятий и подготовки к соревнованиям, клуб берет лошадей на постой. Как получается, что человеку, купившему лошадь, некуда ее девать?

— Чаще всего это необдуманное, импульсивное решение о покупке. Осенью одна девушка увидела у нас рассылку — мы делаем перепосты ребят, которые занимаются спасением лошадей с бойни — о списанном молодняке, и решила спасти жизнь. Я недели две объясняла, что за этим стоит. Найти 15 тысяч гривен на покупку не проблема, но надо понимать, что каждый месяц какую-то сумму надо отдавать на содержание, кузнеца, врача, если что-то случилось, надо найти время приехать и так далее. Если купить лошадь и оказаться не готовым, то не только потратишь деньги, но и лошадь опять окажется в изначальной ситуации. Девочка оказалась серьезной — купила, поставила в хорошую конюшню в своем районе, наняла девочку, которая работает с лошадью. Ждут, пока вырастет и сможет носить всадника.

Вторая девочка приходила с теми же вопросами. У нее частный дом, земля неогороженная, сена полно, вроде бы все располагает, а потом столкнулись с проблемами. У лошадей в природе копыта стираются из-за того, что ходят по разным поверхностям. Когда лошадь стоит на мягком грунте, копыто отрастает, смещается положение ноги, начинаются травмы суставов, сухожилий, все заканчивается тем, что лошадь не может ходить. Поэтому раз в месяц кузнец должен раз в месяц обрезать лишнее. С кормом так же самое — у лошади зубы растут постоянно, если об грубую пищу не стирается, или стирается под неправильным углом, режет щеки, раз в полгода должен осматривать ветеринар. Купить лошадку легко и относительно недорого, а вот дальше сделать так, чтобы и лошадь, и человек получали удовольствие — сложнее. Новые хозяева не знали, с какой стороны подойти к коню, боялись молодого жеребенка, который хочет общаться и исследовать мир. Девочка продала или отдала лошадь через четыре месяца. По-моему, спасатели лошадей все-таки должны объяснять людям последствия. В сообществах спасения собак, например, этот вопрос лучше поставлен.
В клубе есть как обычные платные занятия, так и бесплатные — например, для детей из многодетных семей, сирот, семей АТОшников и просто малообеспеченных. Действует правило – на три постоянных коммерческих абонемента клуб берет одного ребенка на абонемент бесплатно. В начале с поиском бесплатных кандидатов было сложно. Госструктуры по социальной защите детей данные о детях частным лицам не дают. Поэтому пришлось идти окольными путями. Сейчас сложно обеспечить всех желающих.

— Первый отбор был через киевский союз ветеранов АТО. Мы хотели, чтобы это были дети среднего рабочего класса, мобилизованных ребят, а не бизнесменов, вернувшихся из АТО. Дети писали мотивационное эссе, был отбор. На первое занятие приехали 15 человек, мы смотрели, кто физически лучше схватывает и у кого есть мотивация идти в конный спорт, а не просто рассматривает это как хобби. Мы больше нацелены на тех, кто пойдет в конный спорт или коневодство. Отобрали двух детей — из семьи АТОшников и многодетной семьи.

— Потом делали объявления о наборе на страничке в Фейсбуке и на сайте. Люди начали находить и обращаться. Сейчас, помимо всего прочего, смотрю профили родителей и детей в соцсетях. Однажды девушка представилась переселенкой с Донбасса, захотела ребенка отдать на бесплатное занятие. Она звонит и говорит — я на машине с левого берега еду, как к вам приехать? И приезжает — на Ленд крузере и с шестым айфоном. Другого ребенка тоже отдали на занятия — через пару месяцев купили почти полную амуницию. Если у семьи есть возможность за квартал на это выложить 5-6 тысяч гривен, значит, есть и возможность оплачивать занятия.Самое впечатляющее открытие для меня – люди, у которых действительно нет возможности. Вот они спрашивают: «У вас точно нет никого, кому нужнее? Ведь, если возьмете нас, значит, кому-то другому уже места не достанется». Таким детям хочется найти место, даже если его действительно нет. Поэтому иногда сама не езжу, чтобы сел ребенок.
Мы выходим на прогулку. Нас предупреждают, что Мура будет резвиться — ей запрещены нагрузки, но она хорошо ест и отдыхает, значит, сил много. А мы расспрашиваем о деловой стороне.

— Выгода содержания конного клуба зависит от того, как относиться. Гуманный вариант — лошадь работает два раза в день, полтора-два часа в общей сложности. Этим она зарабатывает на свое содержание и еще на половину содержания лошади. Более коммерческий вариант — 3-4, некоторые даже 5 раз в день выводят ее на работу. О лошадях, которые стоят в парках и под цирком вообще не хочется говорить – в них ничего не вкладывают, они и едят не каждый день. С затратами на аренду, персонал, коммунальные, корм получается 15-20 % рентабельности — это в щадящем режиме, во благо и лошадям, и человеку. То, что зарабатывается, тратим на лошадей, на помощь приютам, амуницию. Сказать, что это бизнес, который меня кормит, нельзя, я сюда еще и часть зарплаты вкладываю.
Галина долго вынашивала мысль о покупке собственной лошади, а спустя семь лет уже поняла, что готова ко второй. Теперь в планах — своя конюшня.

— Я с трех лет носила домой сено, складывала, чтобы когда у нас появится лошадка, было чем ее кормить. Когда приехала в Киев на учебу, Аня, сейчас мой партнер, к тому времени занималась конным спортом уже три или четыре года. У нас был бартер: я ей помогала с английским, а она мне — с лошадьми. Мы так около года друг с другом занимались, а потом за меня взялся тренер — я была исполнительная, быстрая, не самая способная, зато дисциплинированная, на меня всегда было можно положиться. Теперь я надеюсь, что до своей конюшни я не буду ждать еще семь лет. Во многом все упирается в финансы, но отдача – это не только деньги, но и возможность сделать мир лучше и кого-то счастливее.

Free Riding Club: сайт, ул. В. Касияна, 1, тел. (095) 727 05 07.
К лошадям ездили
Марина Курильчук
Текст
Андрей Карпец
Фото
Made on
Tilda