Войти в IT и там остаться
Как попасть в желанную, но такую недостижимую сферу IT? Чтобы не просто заплатить деньги и прослушать курс, но и реально научиться, а еще иметь шанс на стажировку, без которой невозможно найти работу? Уикенд сходил в Kit.center, девиз которого — «Нормально делай — нормально будет», и расспросил его создательницу Юлию о скиллах, тренерах, зарплатах, конкуренции и будущем.
— Для одних сфера IT — это желанный сияющий мир, куда трудно попасть. Для других — огромный мыльный пузырь, который вот-вот лопнет. А как думаете вы?

— Про мыльный пузырь слышу, наверное, с 2008 года, как попала в IT. Тогда зарплаты росли каждый месяц на 200-300 долларов, люди метались между работами, а пузырь рос. Уже прошло почти 10 лет, а пузырь и дальше растет. Я не знаю, когда он лопнет и лопнет ли. Думаю, это никакой не пузырь, а обычная работа.

— Недавно известный кадровый портал опубликовал портрет программиста, составленный на основе реальных исследований и общественных стереотипов. Цифры показывают, что типичный программист — это мужчина (90%) в возрасте 26-35 лет (50%). Есть мнение, что возраст в этой сфере является дискриминирующим фактором, чем ты старше — тем хуже твои перспективы. А стереотипы говорят, что айтишник — это замкнутый человек, интроверт. Они действительно угрюмые и необщительные молодые мужчины?

— Мальчиков в этой сфере однозначно больше, изначально в технические университеты идет учиться больше мужчин. Но постепенно статистика меняется, количество женщин в IT растет. Google проводит обучение для девочек в IT, есть много других обучающих инициатив.
Да, возможно, айтишники часто интроверты, но сейчас компании все больше делают ставку на командных игроков. Над продуктом работает команда, и результат тоже командный. Виноватых никто не ищет. Поэтому, хотят они этого или нет, но ребята перестраиваются и становятся более общительными. HR обращают серьезное внимание на этот момент на интервью.

Если человек грамотный, у него классные технические скилы, но он интроверт, ему могут отказать. Допустим, есть проблема, он о ней не скажет — это создает потенциальный риск нарушить сроки. Или наоборот — нужно будет поделиться знаниями с другими людьми (такой обмен постоянно идет в команде), а интроверту сложнее взаимодействовать. Поэтому айтишники работают над собой: многие ходят на курсы актерского мастерства, развивают soft skills. Руководителей команд тоже отправляют на всевозможные тренинги, чтобы они учились общаться, выстраивать правильную команду.
— IT-сфера сейчас — одна из самых востребованных у абитуриентов. А как обстоят дела с профильными университетами?

— Оставляют желать лучшего. У нас сильные физика и математика. Но что касается разработки программного обеспечения и всего с ним связанного — тут сложнее. Наша университетская база довольно слабая. Люди, которые выходят из университетов, абсолютно не приспособлены к работе в IT-компаниях. Если студент хочет работать в IT, то уже с третьего курса он начинает что-то делать в этом направлении. Другая проблема — отсутствие стажировок. За границей люди учатся, потом идут на стажировки в компании, а те их с удовольствием принимают. Когда последний раз была в Америке, общалась с одним банковских руководителей, который рассказывал, что они стоят в очереди на стэндфордских выпускников-айтишников, чтобы пригласить на стажировку. У нас большинство компаний не хотят брать стажеров. Поэтому когда выпускники наших университетов выходят на рынок, они не имеют опыта работы, а рынку не нужны люди без опыта.

Та же проблема относительно курсов — все захотели в IT, и пять лет назад это направление начало активно развиваться. Все поголовно стали преподавать. Каждый уважающий себя Senior-специалист считает, что он должен открыть собственные курсы или хотя бы обучать на чужих. Но если обучение не дает стажироваться, толку от него нет. Например, каждый пятый наш студент — это человек, который уже отучился где-то на курсах, но ему не дали стажировку. Он вышел на рынок, но работу найти не может. В итоге приходит повторно обучаться у нас. Бывает, организаторы обучений обещают стажировки, но завышают проходной балл так, что попасть туда практически нереально. Мы ставим реальный балл и прописываем четкие условия, поэтому у нас каждый третий студент работает в IT-компании.
— Как в IT-сферу попали вы?

— Закончила профильный университет и буквально через две недели знакомые позвали меня работать тестировщиком. Кстати, пока училась в университете, даже не слышала о профессии. Я начала развиваться: стала скрам-мастером, потом проджект-менеджером.

Мы делали очень крупный проект для немцев: команда из трех человек разрослась за год до 25. Это были разные люди с разным уровнем подготовки. На проекте приходилось обучать, я видела, как молодые специалисты за полгода вырастали до хорошего уровня. Тогда я и задумалась об обучении. Есть компании, которые проводят оценку уровня IT-специалистов, но жесткой системы все равно нет. Сталкивалась с тем, что заявленный уровень не соответствует реальному.
Сейчас мы стараемся в первую очередь рассказать людям, что это за сфера, чтобы думали, нужно ли им сюда идти. Люди в погоне за деньгами немножко теряют фокус того, что они могут и умеют. Когда открылся учебный центр, столкнулась с тем, что на рынке не хватает маркетологов, сэйлзов, менеджеров. Не только в IT, в разных сферах в стране нехватка хороших кадров.

Мы проводили много различных мероприятий, где вообще рассказывали, кто такой тестировщик и чем он занимается. У некоторых было представление, что это обычный кликер, который целыми днями просто кликает мышкой, никуда не отходя от компьютера и ни с кем не общаясь. По факту тестировщик очень много общается: и с разработчиками, и с менеджерами. Это должен быть стрессоустойчивый человек, умеющий балансировать между сторонами. Важно правильно сообщить разработчику об ошибке: они все ранимые и обидчивые, ведь код — это творчество. С другой стороны, нужно услышать менеджмент, грамотно и лояльно донести сообщение.

Курсы мы начали полтора года назад с тестирования. И сейчас делаем фокус на тестировании. Еще немного фронтенда и IT-рекрутинга. Мы концентрируемся именно на тех курсах, где можем предоставить практику. Просто обучать людей и выпускать на рынок — нечестно по отношению к ним. Даем стажировку, а это — шанс для трудоустройства.

Подтвержденная статистика: каждый третий наш студент работает в IT-компании. У первой группы выпускников — стопроцентное трудоустройство. Это предмет нашей гордости. По статистике минимум один наш студент трудоустраивается еще во время прохождения курса. Значит, мы выстроили качественное и правильное обучение.
— Говорят, что девушки в IT испытывают некую снисходительность со стороны мужчин. Это так?

— Никогда такого не ощущала. Наоборот, ребята любят, когда в команде есть девушка. Когда я руководила командой и объявляла, что к нам приходит новая девушка, это вызывало радость. Со снисхождением приходится сталкиваться, когда команде навязывают специалиста, который не соответствует ожиданиям.

Вообще если говорить о тестировщиках, многие считают, что девушки более скрупулезные, грамотные, у них все записано и разложено по полочкам.

— С какими трудностями пришлось столкнуться за время работы школы?

— Когда мы открывались, я думала, сложнее всего — это программа, стажировки. Но оказалось, что самое трудное — это вопросы инфраструктуры. Пример — конфликт, возникший у нас в прошлом офисе. Мы сделали ремонт, вложили средства, а потом произошла смена собственника, нам вдвое повысили стоимость аренды, отключали свет во время обучений. Такие вещи просто выбивают из колеи. Но все, что делается, к лучшему. Сейчас у нас офис комфортнее, ближе к метро.

Непросто было подобрать коллектив. Собрать IT-команду для меня гораздо проще, чем коллектив из маркетолога, копирайтера, продажника, бухгалтера и других специалистов.

— Кто ваши студенты?

— Люди разного возраста, уверенные пользователи ПК. Бывало такое, что человек хочет учиться, но не знает элементарных вещей: что такое браузер, например. Мы рекомендуем таким людям сперва обучиться базовой компостерной грамотности, а потом возвращаться к нам. Наши студенты — из самых разных сфер. Это бухгалтера, автомеханики, юристы, специалисты фондового рынка, силовики. Бывали примеры людей с состоявшейся карьерой и очень дорогим образованием. Их привлекает совершенно другой для них мир. Командный дух, дружные отношения, отсутствие рамок, жесткого графика.

Кроме того, что нужно быть продвинутым пользователем, еще важно знать английский. Все презентации и домашние работы у нас на английском языке. Если человек плохо знает язык, ему трудно учиться и шансы трудоустроиться у него очень малы.

— Как устроен курс?

— Всего 23 занятия, два с половиной месяца. Три раза в неделю по три часа — это основной предмет и полтора часа в субботу — английский. По ходу обучения студенты сдают промежуточные тесты.
Программа составлена так, чтобы человек мог с легкостью освоить базовые технические знания и вместе с этим уже после первых занятий самостоятельно выполнял практические задания.

Для студентов у нас есть специализированный программный софт, в нем они работают и выполняют домашние задания. Есть занятия по английскому, мы не сможем научить языку за три месяца, но хотим каждого разговорить. Студент не должен бояться американского или европейского заказчика. Я помню себя и свой страх: хорошо знала язык, но все равно боялась, что не пойму, что написано в документации. Когда я начала разговаривать, мой страх прошел. Студентам мы тоже хотим помочь избавиться от страхов. Мотивируем их работать в команде.

Наши тренеры — это десяток людей, которые работали со мной на разных сложных проектах. Быть тренером престижно, все хотят развивать свои скиллы.

— Кого вы никогда не возьметесь учить и кого никогда не возьмете преподавать?

— Немотивированных людей не хочу видеть на обучении. Преподавать не возьму человека, у которого цель — только финансовый бонус. Не возьму того, кто не готов щедро делиться знаниями с другими.

— Между школами большая конкуренция?

— Да, предложений много. Обещают золотые горы, но когда дело доходит до практики и стажировок, обещания становятся эфемерными. Наверное, поэтому многие приходят к нам, чтобы заново пройти обучение и стажироваться у нас.

— Вы по сути растите себе конкурентов?

— Я ращу себе сотрудников как совладелица одной из IT-компаний, которые предоставляют стажировки. Чем лучше я их обучу и воспитаю, тем лучше для меня.
Про IT мечтали
Светлана Максимец
Текст
Андрей Карпец
Фото
Made on
Tilda