Ислам в Киеве
Шейх Саид Исмагилов о Курбан-байраме, хиджабах и Коране на украинском
Как Киеву не повторить ошибки Москвы в мусульманском вопросе, чем отличался мусульманский Донбасс, нужен ли государственный выходной в Курбан-байрам, какие основные проблемы у мусульман Киева, кто шьет для них одежду и выпускает литературу, рассказал Уикенду Шейх Саид Исмагилов — муфтий Духовного управления мусульман «УММА».

Исмагилов — ученый-исламовед, преподаватель богословских и философских дисциплин, один из лидеров мусульман Украины. Родился в Донецке, где и начал активную просветительскую и религиозную деятельность. Исмагилов всячески помогал мусульманам Крыма во время аннексии и неоднократно выступал против оккупации Донбасса, где долгое время уже после начала войны поддерживал функционирование культурных исламских центров и мечетей.

Сейчас Саид Исмагилов живет в Киеве, работает в Исламском культурном центре и активно участвует в общественной жизни столицы.
— Насколько велика мусульманская община Киева?

— Многие переехали в Киев и область после событий в Крыму и на Донбассе. Больше 10 тысяч — только те, кто выехал из Крыма. Несколько тысяч как минимум — с оккупированных территорий Донбасса. Также достаточно большой приток мусульман — иностранцы и студенты, которые учились в мусульманских учебных заведениях в Донецке, Луганске, Симферополе. Многие перевелись в другие учебные заведения, встречаю их здесь, приходят в мечеть.

Переехал также бизнес. Например, люди, которые имели свои магазины в Донецке — сейчас вижу их в Киеве. Таким образом, количество мусульман Киева и области увеличилось через миграцию. Сейчас это, думаю, порядка 200-250 тысяч человек.

— С какими трудностями сталкиваются мусульмане Киева, учитывая, что город не заточен под представителей такой религии?

— Есть две основные проблемы. Первая — это отсутствие мест на кладбищах, да и, в принципе, самих кладбищ для мусульман как таковых. Дело в том, что традиция разрешает хоронить мусульман только на мусульманских кладбищах или на специальных участках, у нас нельзя кремировать тела.

Переезжая сюда с оккупированных территорий, люди забирают свои семьи, родню. У многих людей преклонного возраста, особенно тех, кто видел войну там, на Донбассе не выдерживает здоровье, они умирают, а значит, нужно хоронить всех достойно.

У меня лежит целая папка отписок от городских властей и от других госучреждений — навстречу нам никто не идет.

Следующая проблема — нехватка культовых сооружений. Не выделяется земля под строительство мечетей, в частности, нашему Духовному управлению мусульман «УММА». Земли же выделяет местная власть — мы не можем взять и превратить в мечеть, к примеру, жилой дом.

Это приводит к тому, что люди вынуждены молиться прямо на улице перед нашим Исламским культурным центром. Верующие по праздникам собираются на молитву, и это до 4-5 тысяч человек. Помещений, которые мы имеем, катастрофически не хватает. Летом на улице еще кое-как можно, но зимой, осенью, когда дожди и холод, это очень неудобно, даже если мы постелем им ковры.

Я хотел бы обратиться к властям: не наступайте на те же грабли, на которые уже наступили в Москве. Местная власть отказывается давать мусульманам место под строительство мечети, в результате, на мусульманские праздники люди молятся просто на земле, где придется. Москвичам это приносит дискомфорт, и они раздражаются. Да, возможно, это неудобно, но дайте людям помещение, и они не будут молиться на улице. Мусульмане — люди очень высокодуховные, им необходимо место для удовлетворения своих культурных потребностей.
Курбан-байрам в Киеве
Курбан-байрам в Москве
Вы говорите, что приходят отписки. А что пишут? Чем аргументируют отказ?

— Вот, сейчас я открываю папку и буду читать вслух. «На сьогоднішній день можливість відведення окремого сектору для поховання громадян за релігійними ознаками (мусульман) на кладовищах міста Києва відсутня», «враховуючи зазначене, а також обмеження місць на Північному кладовищі, можливість відведення нової ділянки під поховання громадян мусульманського віросповідання буде розглянута під час вирішення питання розширення меж кладовищ міста Києва», то есть, непонятно когда. И так далее.
— Есть ли в органах столичной власти представители мусульманской общины?

— В Киевсовете их нет, насколько я знаю. Партии или фракции, которая представляла бы интересы мусульман, тоже нет. Мы являемся меньшинством, у нас нет таких лоббистов, как у Московского патриархата, например. Ну, и в нормальной стране вообще все должно делаться по закону, а не через лоббистов.

— А что насчет образовательных учреждений? Дети, например, учатся в обычных школах или в специальных?

— Мы открыли гимназию в Исламском культурном центре, но возможности ее ограничены. У нас учатся всего 240 детей. Такую же школу в этом году открыли в Харькове, но она может принять на обучение очень маленький процент желающих. Остальные учатся в обычных школах, как все. Это исключительно личное желание родителей — куда отправлять ребенка учиться.

— И много желающих пойти к вам в школу?

— Да, когда набираем классы, приходится отказывать остальным. Мы не можем взять больше, чем разрешают нормативы.

— Чем отличается мусульманская школа от обычной?

— У нас такая же программа, как и везде, язык обучения — украинский, государственный. Среди педагогов есть немусульмане, это приглашенные специалисты. На факультативах изучают мусульманскую этику, чтение и запоминание элементов священного писания — Корана, изучают крымскотатарский и арабский языки, учатся совершать молитву.

— А что насчет высших учебных заведений?

— Все они работали в Крыму: 19 медресе и школы хафизов, где обучались будущие духовные служители. После захвата Крыма российские оккупационные власти закрыли все медресе, кроме одного, — оставили, чтобы показать, якобы никаких репрессий нет и учебное заведение работает.

Из Украины в оккупированном Крыму невозможно обучать наших будущих священнослужителей, вопрос образования стоит очень остро.
Исламский центр «УММА»
— Учебные и культурные заведения, которые остались на оккупированных территориях Донбасса, сейчас работают?

— Учебных заведений там не было — университет закрылся еще до войны, в 2002-м из-за отсутствия финансирования. А культурные центры и мечети все работают, но за ними очень внимательно следят спецслужбы так называемой «ДНР». Потребовали убрать всю украинскую символику, не упоминать в молитвах Украину и мусульман Украины — внимание к мусульманам там очень высокое. Все иммамы, которым было опасно находиться на тех территориях, выехали, другие остались, мы немножко перераспределили наши кадры. Новых кадров не брали — просто перегруппировались на оккупированных территориях.

— А попытки давления были?

Главу луганской мусульманской общины дважды кидали в 2014 году «на подвал» за несогласие с так называемыми «ЛНР». На других иммамов было давление — в общей сложности, пять человек из-за этого выехали, потому как раньше занимали активную общественную позицию, выступали во время событий Революции Достоинства, были против оккупации Донбасса — всех их пришлось вывезти. Остались те, кто занимался чисто духовными делами.
— Недавно президент Петр Порошенко сделал Рождество 25 декабря государственным выходным. Есть ли у мусульман праздники, в которые тоже хотелось бы иметь общий выходной?

— У мусульман, по сравнению с христианами, не так много праздников, всего два. Курбан-байрам — праздник жертвоприношения, самый главный праздник в мусульманском мире, празднуется во время совершения обрядов Хаджи. Пока мусульмане-паломники едут в Мекку, те, кто не поехал, проводят этот большой мусульманский праздник. Смысл его — быть щедрыми и делиться щедростью с ближними.

Второй праздник — Рамадан-байрам, он празднуется по окончании Великого поста в священный месяц Рамадан. Других канонических праздников нет. Все остальное — памятные даты, события, под которые выходные не предусмотрены даже в мусульманских странах.

После того, как президент подписал указ о выходном в день Рождества 25 декабря, я тоже поднял такой вопрос. Мусульмане давно хотят, чтобы на них обратили внимание. Нам не нужно столько праздников и выходных, как у христиан — нужен только один, в один день, самый главный для нас. Чтобы люди могли со своими детьми идти не в школу, не на работу, не в институты, а помолиться.

Не все осознают, что ислам — такая же традиционная религия для Украины, как и христианство. Потому что несколько веков на территории Украины существовало мусульманское средневековое государство — Крымское ханство, где государственной религией был ислам. И Крымское ханство было не только в Крыму, а и на приазовских и причерноморских территориях. Украина — не моноэтничное государство, мы полиэтничны, Украина — синтез. И если какие-то другие религии попали сюда относительно недавно, то исламу — более тысячи лет. Ислам — часть нашей истории и традиции. Мы не можем это просто выкинуть. Соответственно, если мы признаем до десятка выходных дней для христиан, разве не справедливо было бы дать всего один день в году для мусульман, живущих в Украине?

— Как относитесь к Новому году, который отмечается 31 декабря?

— Да, в общем, никак. Это не мусульманский праздник, равно как и не христианский. Он светский, который, в основном, празднуют на территории бывшего СССР. В остальных странах Новый год проходит практически незаметно. У нас в Украине он прижился — с очень пышными празднованиями, шоппингом, подарками, с размахом. Мы не выступаем против Нового года, но и сами не отмечаем его так, как большинство в Украине. Особой популярностью и спросом этот праздник у нас не пользуется.

— А в мусульманской традиции как с Новым годом?


— Мусульманский календарь — лунный, новый год тут недавно начался, это 1439-й год по мусульманскому календарю Хиджра. Особых празднований для этого праздника у мусульман тоже не предусмотрено. Единственное, что он приурочен к важному, революционному событию в истории ислама — переселению пророка Мухаммеда из Мекки в Медину. После этого переселения полностью поменялась история развития ислама, ислам начал широко проповедоваться, люди стали приобщаться.

— Испытывают ли мусульманские женщины трудности в связи с тем, что носят хиджаб?

Эта проблема возникает при получении документов, а именно — внутреннего паспорта гражданина Украины. На заграничный паспорт мусульманкам разрешают подавать фото в платке, на внутренний такие фотографии не принимают. Женщины должны раздеваться, чтобы сфотографироваться, это вызывает у них определенный дискомфорт. Мусульманки Украины думали, что после введения биометрических паспортов, где закодированы отпечатки пальцев и электронная подпись, фото без платка требовать уже не будут, но нет.

— Много ли в Украине радикальных мусульман, у которых женщины полностью закрываются паранджой?

— Я бы не назвал это радикализмом, это консервативность. Их немного. Это вообще веяние традиций Аравийского полуострова, но не имеет никакого отношения к предписаниям Корана. Например, в Афганистане женщины даже закрывают глаза специальной сеткой в парандже. Это не запрещено, потому так ходят. Просто местные традиции. Есть страны, где и мужчины лица закрывают, — например, племя туарегов в Северной Африке.

— Чем это обусловлено?

— В первую очередь, в древности это все было мотивировано жизнью в пустыне: сухость, песок, ветер, буревеи. Потом появилось обоснование социальными нормами, мол, нельзя заглядываться на чужого мужа или чужую жену. У туарегов в Северной Африке лицо закрывают только мужчины, женщины — нет. Думаю, это влияние матриархата, который царил на той земле до прихода ислама.

Понимаете, отдельные люди начинают думать, что это проявление особой богобоязненности, скромности. На самом же деле, эта норма, если говорить о Саудовской Аравии, в первую очередь, была принята потому, что там все так ходят. И проще тоже так ходить, чтобы не выделяться. У нас — ситуация противоположная, если ты здесь будешь так ходить, на тебя все будут внимание обращать. Это местные традиции определенных обществ, которые не относятся к исламу напрямую.

— Кто, кстати, производит одежду, аксессуары для мусульман? Есть ли украинские марки?

— Чаще всего завозится из мусульманских стран, где есть производство, свои дизайнеры, стилисты. В основном, из Турции — там и цена сравнительно невысокая, и качество хорошее.

Женщины — везде женщины. И они тоже хотят одеваться красиво: разный крой и фасоны, разные цветовые гаммы, украшения — все это присутствует, естественно, с поправкой на мусульманские этические нормы. Если мы не берем консервативные мусульманские страны, где женщина ходит во всем черном, конечно.

В Украине есть известная дизайнер Кэтрин Ким, которая шьет женские мусульманские одежды, выступает с модными показами. Она прихожанка нашего культурного центра, известна далеко за границей, ее мода интересна для других стран. Это выглядит иначе, чем если бы делалось в Азии. В целом, широких мощностей у нас нет.
Наряды дизайнера Кэтрин Ким
— А что насчет литературы? Коран перевели на украинский только недавно, насколько я знаю.

— Да, раньше вся литература была на русском, потому что не было профессиональных переводчиков, способных перевести на украинский. Большинство мусульман Украины, к сожалению, не знали украинский язык — в том же Крыму его дискриминировали. Вторая по численности община мусульман проживала на Донбассе, где вообще сделали заповедник Советского Союза с советским менталитетом и советскими людьми, что, собственно, и привело к той трагедии, которую мы имеем сейчас. Мы недостаточно пропагандировали там украинский язык, культуру.

После того, как меня в 2009 году избрали муфтием, я поставил перед собой цель украинизировать жизнь мусульман Украины. В 2013-м Михаил Якубович закончил профессиональную проверку украинского перевода Корана, его одобрили и признали авторитетные институции мусульманского мира. И вот, на днях была презентация пятого издания Корана на украинском. Он очень быстро расходится: часть раздали бесплатно, часть продавалась, и на полках магазинов их уже, наверное, не найти.

Кроме этого, мы сейчас подходим к вопросу перевода литературы исторической, культурной: подготовили издания о мусульманах Украины на Майдане и в АТО, например. Выпускаем газету «УММА» на украинском языке — наша принципиальная позиция. Есть еще несколько книжных проектов, но это пока держится в секрете.

Вообще, мы проводим много культурных, образовательных мероприятий, которые открыты для всех, независимо от того, мусульманин ты или нет. Каждый может прийти и посмотреть, пообщаться, узнать то, что интересует.
С имамом общалась
Александра Горчинская
Made on
Tilda