Поселок Аварийный:
полигон для Сталкера
Часто ли вам приходилось становиться свидетелями того, как с карты города исчезает целый массив? Сейчас это происходит на наших глазах.
Об истории Аварийного Уикенд поговорил с Александром Сиренко, который прожил здесь 19 лет, и Кириллом Степанцом, гидом по Киеву.
Кирилл Степанец, гид по Киеву, краевед
Кирилл близко знаком с историей поселка: он изучал ее по документам и свидетельствам старожилов. Вместе с соавторами Степанец издал книгу о киевском левобережье.

– Большинство людей называют этот массив Соцгородом. Но Соцгород – большой массив размером в несколько гектаров. Он простирается до Ленинградской, ныне Дарницкой площади.

Соцгород – абсолютно другой топоним, к месту, где мы с вами сейчас находимся, он имеет отношение весьма косвенное. Просто расхожий стереотип, который является ошибочным. Соцгород – это был такой идеальный проект социалистических городков, даже не личное имя. Поселки с таким названием есть в Борисполе, Запорожье, по всему бывшему Союзу. По факту Соцгород, запланированный огромным производственно-жилым центром с центром на улице Строителей, так и не был реализован.

Это место называется «поселок Аварийный» или просто – Аварийное.

Соцгород начал появляться примерно с 1935 года и находился на отдалении. Между Соцгородом и Аварийным был пустырь, линия разграничения в 500-700 метров между двумя разными жилищными формированиями, которые существовали автономно друг от друга.
Название поселка Аварийный обусловлено двумя факторами. В 1931 году весной случился сильный потоп, Днепр поднялся на 8 метров. Затопило прибрежную часть левого берега, где сейчас Березняки, Левобережная. Там были маленькие села, и жители затопленных домов начали в панике перебираться подальше от поймы Днепра. Дошли сюда, возвели первые аварийные бараки для пострадавших от наводнения.

К середине 30-х годов тут появились крупные предприятия. Это были Шерстьстрой и Шелкострой. Шерстьстрой – это предшественник Химволокна, а Шелкстрой – Дарницкого шелкового комбината, который открылся уже в 1947 году, после войны. С появлением крупных производств здесь начали селиться работники этих предприятий. Какими были границы поселка? Это улицы Красногвардейская (ныне – Хоткевича), Попудренко, Минина и Красноткацкая.
часть речной долины, затопляемая в половодье или во время паводков
Во время войны основная часть поселка Аварийный была разбомблена. Оставалась пустыня, разутюженная танками, как вспоминали старожилы. Из довоенных домов сохранилось всего четыре здания. Остальное, что мы видим вокруг, построено уже после войны, частично силами тех самых пресловутых немцев, которых так любят вспоминать и из-за которых поселок называют «немецкими домиками».

Там, где сейчас находится станция метро «Черниговская», в районе Броварского проспекта, находился небольшой концентрационный лагерь для пленных из контингента войск вермахта. Содержались они в плохих условиях, некоторые погибали от болезней, ран и голода. Жители Соцгорода их подкармливали, в основном картошкой. Дети приносили хлеб и меняли его на зажигалки, которые немцы делали из отстрелянных гильз.

Когда немцы умирали, хоронили их на небольшом кладбище. Оно находилось в районе нынешней улицы Малышко. Мы можем примерно определить место только по воспоминаниям старожилов, которых опрашивали я и коллеги.

Вот это – здание подстанции сороковых годов. Она снабжала электричеством всю округу уже после войны. Скорее всего, нынешние застройщики ее снесут.

Ансамбль массива Аварийный полностью сформировался фактически в начале пятидесятых годов и до 2004 года сохранялся в неизменном состоянии. В 2004 году начался планомерный снос. В настоящее время из примерно полусотни домов поселка Аварийный семнадцать снесены. Месяца полтора назад здесь «сбрили» два дома. Также планомерно уничтожается инфраструктура. Улица Краковская была когда-то «центральной авеню» поселка, она плавно переходила в Соцгород. Было здание бани, дальше – магазин.

После войны контингент формировали пролетарии, и он уже мало отличался от Соцгорода. Ассимилировались массивы в конце 50-х годов, когда были застроены Минина и Пожарского. Тогда произошло слияние в один массив, который все начали называть Соцгородом. Хотя это ошибочно, и на той же Викимапии можно увидеть реальные границы Соцгорода. Если тут дома строились для работников трех предприятий – завода №1000 (Радикал), комбината №5 (Химволокно) и ДШК, то на Соцгороде селились работники Вулкана, Дарницкой ТЭЦ, фанерного завода, института химии.
В начале пятидесятых годов, когда застройка уже сформировалась, сюда поселили аварийную бригаду завода №1000. Это был известный завод, один из крупнейших производителей дуста. Заселение бригады дало второй повод называть поселок Аварийным. Время от времени на Радикале происходили выбросы. Кстати, изначально у завода был собственный жилой поселок, о котором сейчас мало кто знает. Он находится в тупике на Красноткацкой, в районе метро Лесная. Там целый квартал очень похожих на эти двухэтажных домиков.

В начале 70-х годов жителей поселка отселили, потому что жить там было невозможно. Здесь еще более-менее существовала зона отчуждения: между Радикалом и поселком Аварийный расстояние в километр. А там дома стояли впритык к цехам завода. Всю эту дрянь – дуст, ртуть – лили в цехах, все бурлило, кипело, случались выбросы. Бывало, народ утром проснется, а трава вся белая. При выбросах в сторону ДВРЗ выгорали целые участки леса. Тут рядом течет речка Дарница. Вода в ней по утрам бывала то красной, то фиолетовой, переливалась всеми цветами радуги. Происходило загрязнение окружающей среды. И вот аварийные бригады ликвидировали такие выбросы.

Еще сюда подселяли так называемых химиков. Это люди, которым суд давал срок и поселение. Они были чужаками для работников ДШК и Химволокна, где работали целые поколения и династии и все друг друга знали.

Вообще название поселка подтверждает факт «как корабль назовете, так он и поплывет». Сейчас этот поселок действительно аварийный. Все эти симпатичные и уютные на первый взгляд домики в большинстве своем разваливаются. В советское время, когда функционировали три градообразующих предприятия – Химволокно, ДШК и Радикал, – здесь еще что-то ремонтировалось и поддерживалось.
Покажу вам, что сохранилось из довоенной постройки. Эти два здания на первый взгляд – обыкновенный совок, облицованный плиткой. Но по архитектуре, размерам окон, надстройке на фасаде видно, что это дома, характерные для тридцатых годов. Есть еще одно подтверждение – немецкая аэросъемка 1943 года, она сейчас в свободном доступе. Сохранились еще два здания – административное, где долгое время была милиция, и бывший детский сад на Краковской.
Что касается рассказов, что немцы сами создавали проекты застройки поселка в конструкторских бюро, это неправда. Перед нами несколько типовых советских проектов. Просто по слепой прихоти проектировщиков эти дома очень богато украсили. В домах на Красногвардейской (Хоткевича) заметны элементы украинского барокко, красивая лепнина, арочки. В основном строили из шлакоблоков, кирпича, на Лебедева есть несколько деревянных зданий, оштукатуренных снаружи. В некоторых домах сохранились деревянные лестницы и перекрытия.

Это не единичный случай – аналогичный квартал есть в районе Харьковского шоссе, на улице Российской. Он тоже выделяется архитектурно. Там тоже строили пленные. Но если здесь дома эффектнее внешне, то там лучше построено изнутри, даже толщина стен отличается. Поэтому те здания намного лучше сохранились. Конечно, когда все полностью сформировалось, выглядело оно достаточно симпатично и уютно. Был даже фонтанчик во дворе, много зелени. Сейчас элементов благоустройства почти не осталось.

Недавно сносили дом на Краковской, украли с него раритетную табличку 1961 года. А ведь Краковская была первой улицей, названной в честь города-побратима в эстафете этих городов. Потом уже появились улицы Братиславская, Флоренции и другие.

Весь этот архитектурный ансамбль Аварийного сейчас будет увековечен в тысячах фотографий. Пока одни планомерно уничтожают, другие спешат запечатлеть. Разработчики использовали Аварийный как прототип поселка Лиманск для всемирно известной компьютерной игры S.T.A.L.K.E.R. — Чистое Небо. Можно походить, повалить зомби. Так что этот квартал сохранили в виртуальном мире.

Когда начались первые отселения с 2007 года, в пустые дома случались массовые паломничества окрестных жителей. Многие, выезжая, оставляли вещи, мебель. Некоторые ходоки выносили целые мешки чужого добра. Даже сейчас, видите – в одном доме на первом этаже в окнах клеенка натянута, а этажом выше стоят стеклопакеты. Были моменты, когда в одной квартире жили хозяева, а опустевшую квартиру рядом занимали бомжи и наркоманы. Думаю, лет через десять тут вообще ничего не останется. Вернее, останутся новостройки. Если, конечно, их качественно возведут. И это будет очередная реинкарнация поселка Аварийный.


Книга "Киевское левобережье: от Соцгорода до Березняков" издана в серии "Киевская мозаика" издательства "ВАРТО". Она рассказывает об истории становления и развития массива Соцгород и его неотъемлемой части Днепровской промзоне, этапах застройки Ленинградской площади, высотных Березняков, Русановки, первого микрорайона Левобережного массива. Отдельная глава посвящена небольшим рабочим поселкам, о существовании которых сегодня мало кто помнит. Из разрозненных кусочков мозаики перед читателем постепенно открывается цельная историческая, географическая и урбанистическая картина Дарницы.

Саша Сиренко прожил 19 лет в двухэтажном доме на Лебедева, 12.

– Это было что-то вроде общаги, душ – на первом и втором этажах, три туалета, общие кухни на семь комнат, общая кладовка. В подъезде скрипели деревянные лестницы. За все годы помню только один ремонт. Тогда фасады подкрасили и стены в подъездах. Где могли, крыши починили.

Комнату получала еще бабушка, она работала на Химволокне. Позже, когда освободилась соседская комната, мы самовольно ее заняли, пробили новый вход, а старую дверь заложили кирпичом. Приходил какой-то мужик, скандалил, мама судилась. Она тогда была одна и нас трое детей. Суд оставил нам комнату.

Комнаты были большие, одна – метров 20, другая - 12. Когда сестра вышла замуж, большую комнату поделили пополам, сделали две и маленький коридорчик.

Александр Сиренко
Тренер детско-юношеской футбольной команды
Помню, в подвале какого-то из домов жили слесари. Когда что-то ломалось, все шли к ним, и они чинили. А потом они пропали. Мы залезали в подвал, таскали у них карбид, бросали его в лужу, он шипел. Там еще была старая тележка, на ней возили баллоны для сварки.

Страшно ли там было? Наверное, посторонние боялись. Но я там вырос и ничего не боялся. В три года я уже знал весь матерный набор, мы, малышня, терлись возле старших ребят, которые собирались у нас на лестнице.

Бывало, заходишь в подъезд, там нарик колется. Когда были малыми, мы игрались этими шприцами. Иголки выбрасывали, а в шприцы набирали воды из луж, брызгали друг в друга.

Помню недостроенное здание (сейчас там вроде прокуратура, начинали строить в 90-ом, должны были закончить в 95-ом, достроили уже в 2010-ом). Эта стройка была местом развлечений. Мы постоянно на ней лазили. На кран забирались. Там был сторож с парой собак, но никто нас не гонял. Однажды девочка разбилась на этой стройке, когда пришла посмотреть салют. Но и после этого местные продолжали ходить - смотреть салюты и залезать на кран. Все таскали оттуда кирпичи.

В праздники старшие жарили во дворах шашлыки. Мы, детвора, разводили костры и пекли картошку, ели вместе, кто что из дому вынес.

Еще из развлечений помню походы в Детский мир – посмотреть на игры и игрушки. Зимой возле магазина на Черниговской подбирали выброшенные картонки, катались на горке возле метро. Везде во дворах были тарзанки. Все всех знали, друг с другом здоровались. Ходили в один садик и одну школу, вместе росли. У нас подъезд не закрывался, мы у себя и комнату не закрывали. Когда шел к друзьям, можно было не стучаться, двери всегда были открыты. Летом оставляли настежь открытые окна.

Да, я слышал, что люди возмущаются, что не надо было эти домики сносить. У нас восемь человек жило там в двух комнатах. Кому нравится жить с общим туалетом и кухней – пусть живет в таком. Мне как-то не очень. Я бы не хотел, чтобы мой ребенок там рос.

Сам район мне нравился. Сейчас на месте нашего дома многоэтажка. Но старые тополя еще стоят. На одном дереве мы с ребятами строили домик. Так до сих пор сохранились доски, которые я когда-то вбивал.

Когда сносили, жилье предлагали на выбор. Наши две комнаты не были приватизированы. У кого была приватизированная трешка, тому трешку и давали. Все суетились, кто как мог, приносили всякие справки, скандалили. Кто больше шевелился, получал больше квартир. Нам дали три квартиры: сестрам (у каждой был ребенок) – однокомнатные, нам с мамой – двухкомнатную на Днепровской набережной.

По Аварийному гуляли
Светлана Максимец
Текст
Андрей Карпец
Фото
Made on
Tilda