Квантовый скачок от единорога до Шевченко
Как Тарас Шевченко может выглядеть в образе Боуи или Человека-паука, что держат на ручках Иисус и Ван Гог и почему взрослым не стыдно рисовать единорогов? Иллюстратор Александр Грехов рассказал Уикенду о том, могут ли зарабатывать художники-самоучки, реально ли организовать свою выставку и как относятся бабушка и музеи к его творчеству. А еще — о выставке необычных портретов Шевченко на станции метро Тараса Шевченко.
— Я работаю иллюстратором два года. До этого была офисная работа — дизайн футболок, а как хобби иногда рисовал. Затем решил, что стоит начать самостоятельное плавание. Сначала это были картинки, которые постил в Твиттере. Они хорошо собирали лайки, может, поэтому и пошло дальше.

Учился в КПИ информационной безопасности, так что профильного образования нет, никаких курсов не оканчивал. Фактически я самоучка. Но так как работаю в стиле наивного искусства, то тут особых навыков и не требуется, главное — передать идею.

Почти все рисунки я делаю на Айфоне, причем не последней модели, и самым дешевым стилусом. Из этой технологии и вырос мой стиль: особо не выведешь детали, делаю все широкими мазками. Сейчас мне хватает этого инструментария, думал как-то купить планшет, но телефона, стилуса и компьютера вполне достаточно.

Одну картинку рисую от 5 до 15 минут. Когда начинаю, обычно уже представляю, что получится в итоге. Как правило, работаю с сериями рисунков, развиваю тему.
Я начинал с единорогов, которые вылились в серию открыток из более 30 рисунков, была благотворительная выставка вместе с фондом Таблеточки. Самым первым рисунком стал единорог с вином. Почему? Так захотелось. Потом появились следующие животные-единороги. Им ставили лайки, какие-то работы просили в бумажном виде. Я не считаю зазорным для взрослого рисовать единорогов. Вообще не считаю себя взрослым, почему бы не рисовать их и в 50 лет? Моей бабушке, например, они нравятся.

Подписчики активно советовали, каких животных изображать единорогами — уже закончились животные, которых все знают. Обычно просят по приколу, редко для того, чтобы сделать постер или открытку.
После единорога, который держит вино, была картинка Иисуса, который держит этого единорога. Так появилась серия «На ручках», сначала с украинскими писателями — Шевченко, Франко, Леся Украинка, а потом подтянулись и остальные.

Не знаю, насколько хорошо надо знать биографию и творчество тех, кого рисуешь. В серии «на ручках» писатели изображены со своими персонажами, художники — с элементами их картин, так что надо понимать, какие произведения самые популярные, больше всего ценятся. Когда начал рисовать, то читал о них.

Да и вообще: погружаешься в искусство, и оно начинает окружать со всех сторон — посещение выставок, музеев, интернет.
В фаворитах у моих подписчиков — Ван Гог и Фрида Кало. Это раскрученные образы, о них часто снимают фильмы, выставки проводятся по всему миру, так что они узнаваемые, на виду, их любят.
В 2017 году был очередной день рождения Шевченко, я нарисовал скетч для соцсетей. С этого и началось. Это узнаваемый образ, один из самых популярных писателей. 99% отзывов — позитивные, даже от старших музейных сотрудников, которые 50 лет сидят над Шевченко. Всем понравилось, и это удивило: думал, будет больше негатива. Я воспринимаю Шевченко как классного крутого чувака, которого добавил бы в друзья на Фейсбуке. Он веселый, звезда вечеринок, а вовсе не грустный и печальный. Это обычный человек, с друзьями, знакомыми, любовницами.

Всего я нарисовал около 50 портретов Шевченко. Каждый новый образ возникает спонтанно. Идеей может послужить новостной повод, фильм, сюжет, произведение. Это совершенно ситуативно.
Я работаю с двумя музеями: Тараса Шевченко и Ханенко, сам предлагал им сотрудничество. В музее Ханенко был немного знаком с их пиарщицей. До этого музей очень редко привлекал иллюстраторов. Делал для них картинки для соцсетей: небольшой образовательный проект с формате сториз с героями картин. Такого у нас никто в стране не делал. Сейчас тоже рисую для них, например, анонсы мероприятий.

У меня было две картинки с Шевченко: в образе Санта-Клауса и «с единорогом на ручках», обе лежали около года. Написал музею Шевченко и предложил сделать серию для выставки. Они почему-то согласились. Дорисовал еще 20 штук за месяц, все сделали.

Выставку в метро придумал проводить я. Связался с метрополитеном, свел их с музеем, и они уже согласовывали все детали. Метро согласилось очень быстро, все решили за несколько дней. Там представлен 31 портрет, выставка продлится до 10 марта.

Название — «Квантовий стрибок Шевченка». У выставки есть куратор от музея — Анастасия Аболешева, которая придумала название. Есть сериал конца 80-х — начала 90-х «Квантовий стрибок», в котором главный герой перемещается во времени и прыгает из тела в тело. Так и наш Шевченко прыгает из образа в образ.

При монтаже не обошлось без приключений: пьяный мужчина сорвал постер, на котором Шевченко был в образе Йоды. Ему не понравилось, что мы вместе с музеем делаем такое со светлым образом Кобзаря! Но все же подавляющее большинство отзывов — это позитив, люди на станции подходят и говорят «спасибо», и в соцсетях — сотни комментариев в поддержку и фотографий.

Обновлено от 18.02.2019: 17 февраля радикалы порезали часть плакатов ножом. Свои действия объяснили тем, что такие плакаты — «глумление» над памятью поэта. Музей Тараса Шевченко, метрополитен и Александр приняли общее решение закрыть выставку.
Считается, что музеи — это неповоротливая махина. Так и есть. Иногда с ними бывает сложно работать, иногда легко: всегда зависит от людей на местах. Но они находят на меня время, выделяют средства на мероприятия. Да, это шокирующий опыт для музеев, особенно для Шевченко. Но они дали мне полную свободу. Главный итог сотрудничества — мы продолжаем делать что-то вместе. И музеям, и посетителям нравится, подтягивается более молодая публика, активизируются соцсети, стереотипный образ Шевченко уже надоел, а так опять есть шанс им заинтересовать.

Мои работы продаются как открытки, постеры, значки и наклейки. Больше всего покупают в формате открыткок. Распространяются через магазины и кофейни — сейчас сотрудничаю с 30 точками. Если есть место, они не отказываются поставить такую продукцию. Практически везде, где хотел, я продаюсь. Приходил без опыта, предлагал три открытки, и меня брали. Сейчас уже и магазины сами обращаются, в основном через сарафанное радио. Так получилось, что моя основная аудитория — женщины 25-34.

Что касается заработка, то с продаж в магазинах сложно заработать, больше денег дают частные заказы. Поэтому я стараюсь работать с компаниями. У нас пока не привыкли сотрудничать с иллюстраторами, чаще — с дизайнерами. С коммерческими проектами бывает по-разному: Olx мне написали сами, а к АТБ обращался я. Если сам не напишешь, никто не подумает с тобой связаться. В 95% случаях, когда я обращался, отвечали положительно. У АТБ довольно легкий стиль, они делают упор на юмор, так что мы легко сошлись.
У меня не было ситуаций, когда я отказывался от проектов. Не знаю, от чего мог бы отказаться. Может, если человек совсем уж неприятен — тогда можно поставить неподъемный ценник, чтобы он сам отказался. Что такого недопустимого должны предложить нарисовать? Гитлера с единорогом?

Есть идея, которую никак не могу воплотить: сделать графический роман по «Тигроловам» Ивана Багряного. Но пока времени нет. Мне очень нравится эта книга, прочитал ее уже в сознательном возрасте и впечатлила.

Иллюстратору важно проводить выставки: это новые люди, контакты, пиар, заказы. Почти все основные заказы появились после выставки с Шевченко. У меня было четыре выставки. Не могу сказать, что организовать выставку совсем сложно. В музеях не очень проблематично, но это длительный процесс. В кафе, галереях — полегче. При желании, если есть материал, который можно показать, то вполне возможно.

Самое сложное — найти на все время. Помимо собственно иллюстрации есть куча организационных вопросов: переписки, согласования и так далее. Самый любимый процесс — это рисование, конечно. Рисую картинку, и я счастлив.
Про единорогов и Шевченко расспрашивала
Марина Курильчук
Made on
Tilda