Острота и смелость:
Ирина Вале о скетчинге, коллажах и внутренней свободе
Как возник бум на рисование, зачем этому учатся врачи и военные, почему люди ходят рисовать на рельсы и Байковое кладбище, а ученикам рекомендованы не карандаши, а маркеры? Как зарабатывают в Украине художники и иллюстраторы, и что важнее — слово или образ? Ирина Вале — художник и иллюстратор — рассказала Уикенду о скетчингах, запрещенных стирательных резинках, пользе от рисования в группах, немцах, которые покупают на выставке коллажи из журналов «Огонек» и «Вокруг света», и своих мечтах освоить Троещину.

Ирина ВАЛЕ
— Скетчинг — это искусство быстрых зарисовок, возможность минимальными средствами ухватить максимум образа и зафиксировать самое выразительное. На академический рисунок нужно потратить много часов, а если ты не очень хорошо рисуешь, то все это поймут по результату. В скетчинге можно выиграть на настроении, остроте, смелости. И это будет хорошо и уместно.

Единственный способ научиться рисовать — начать рисовать. Это не магия, никого не посыпали в детстве волшебным порошком: ты теперь умеешь рисовать, а ты — нет. Нужно тратить огромное количество часов, как и на любой другой навык.

Первые встречи по скетчингу, которые я проводила, полтора года были бесплатными. На них я тренировала навыки преподавания. Относилась к этому очень серьезно — смотрела уроки по преподаванию, изучала методологию. Наблюдала, как люди реагируют, искала пути им помочь. Многое на своем опыте прошла. И только потом стала проводить платные занятия.
Сейчас часто проводятся общие встречи для скетчинга. Конечно, люди стесняются, но раз уж все рисуют, то они тоже начинают. Первое время нужно рисовать — что угодно, что видите вокруг, чтобы ощутить контакт с бумагой, привыкнуть. Уверена, что можно научиться и самому, без преподавателя. Со временем вы поймете свои ошибки в рисунке. Нужно начать, сделать много ошибок, чтобы было что исправлять. Когда говорят: «Хочу рисовать, но не умею», — я отвечаю: «Нарисуй, и мы поговорим о том, что у тебя не получается».

Можно рисовать и на листочке в клеточку, но я стараюсь учить своих студентов уважению к себе и своим работам. Работа на однотонной бумаге выглядит более достойно. Классически рекомендуют рисовать карандашами. Я обычно советую маркеры. Люди боятся нажимать на карандаш и штрихуют еле-еле. Получается много линий, потом стирают. Я вообще запрещаю стирательные резинки на занятиях. Когда рисуете ручкой или маркером, линию не получится стереть. Значит, вы несете ответственность за проведенную линию. Лучше несколько раз перерисовать рисунок, чем постоянно стирать.
Рисование — это навык, полезный для многих сфер. Ко мне приходят не только те, кто хочет стать художником-дизайнером. Ко мне приходят люди разных профессий — военные, врачи, копирайтеры. Им часто нужно делать какие-то схемы и зарисовки для работы, уметь зафиксировать свою идею рисунком, сделать конспект.

Скетчинг — это просто модное слово, синоним рисования. Не обязательно рисовать с натуры и собираться в разных местах города. Бывает, группы собираются в одной комнате и рисуют фантазии — скетчинг персонажей, выдуманных городов. Главное — быть вместе и поддерживать друг друга. Когда вы общаетесь с единомышленниками, возникают новые идеи. За рисованием всегда стоит в первую очередь слово. Чтобы нарисовать, нужно сначала подумать, что будешь рисовать. Собираешься нарисовать девочку? Подумай, какой у нее характер, она хитрая или веселая, совсем маленькая или постарше? Когда вербализируешь, графическое сообщение будет намного точнее.
Что и как будут рисовать, зависит от организатора. Он задает настроение в группе. Когда я проводила скетчинги в проекте YAP, нам с участниками было интересно попробовать рисовать в разных местах. Для меня важна атмосфера места и разнообразие. Обычно встречи такого формата: два часа и четыре локации. По полчаса на каждую. А потом мы вместе смотрим, что у кого получилось с каждой точки.

Когда YAP только возник в университете Шевченко, я ходила к ним как участник, а потом познакомилась и подружилась с организатором, она предложила проводить занятия по скетчингу. Этот проект дал много возможностей проявить себя.

Мне нравится рисовать в любом месте Киева. Мы ходили на урбан-локации возле завода «Оболонь», рисовали на рельсах и Байковом кладбище. Я люблю Киев и места, которые связаны с детскими воспоминаниями. Мое место силы — парк на Дорогожичах, где детская железная дорога. Стараюсь хоть раз в год там бывать. Люблю и туристический центр, и Подол. Недавно впервые попала с друзьями на Троещину. Провели целую экспедицию: сходили на речку, посмотрели старые мозаики. Мне сказали, что это не вся Троещина, дальше есть еще какой-то пустырь. В общем, теперь мечтаю освоить эту территорию.
YAP — художественная платформа для творческой молодежи города Киева, желающих получить навыки и знания в области изобразительного искусства
Мне кажется, сейчас у людей есть внутренняя свобода и понимание: можно делать все, что захочешь. Раньше зажимали в рамки: выбрал профессию — вот и работай, не занимайся другими делами!

Я иногда художник, иногда иллюстратор. Различие принципиальное. Иллюстрация прикладная, ее можно использовать практически. Занимаюсь коммерческими digital-иллюстрациями, скетчингом и тому подобным. А как концептуальный художник делаю коллажи из старых советских журналов. Когда говорю, что я художник, имею в виду — галерейный.
Зарабатываю как иллюстратор и преподаватель. Очень люблю делать коллажи. Не могу отпустить ни одну из своих игрушек.

Я закончила институт Бойчука по специальности «дизайн интерьеров». В то же лето поняла, что не буду работать по этой специальности. Случился ступор на полтора года, я вообще не рисовала. Не знала, что хочу делать в жизни. Но попробовав разные вещи, поняла, чего делать не хочу: не хочу заниматься нетворческой работой, а хочу развивать свои таланты. Очень помог марафон по книге Джулии Кэмерон «Путь художника». Нужно было в течение трех месяцев вести дневник, выполнять задания, задавать себе вопросы: «Чего ты хочешь?»

Так я поняла, что мне нравится профессия иллюстратора. Я стала глубже изучать эту профессию. Параллельно вела скетчинг-встречи. Появились знакомства, пошла на курсы иллюстрации.
Знакомая попросила иллюстрировать книгу. Она написала «Сказки для взрослых» в жанре метафорических сказаний. Это была моя первая коммерческая работа как иллюстратора. Часто отказываюсь от графического дизайна — сделать логотип или флайер.

Есть три критерия заказа: сколько тебе платят, насколько интересная работа и приятен ли тебе заказчик. Если два из этих пунктов совпадают, можно браться за работу. Я иллюстрировала разные темы для разных изданий: рисовала нудистов Киева, оформляла статью о том, как понять, гомофоб ли ты, работала над материалом о физиках-ядерщиках ЦЕРНа. Люблю сложные темы и делать иллюстрации для журналистских материалов.

Я фрилансер. Это напряжение, когда каждый день ищешь работу. Сейчас легче, заказчики сами обращаются, но чувствую стресс: будет ли у меня в следующем месяце достаточно денег? Но даже если бы я была достаточно обеспечена и не переживала по этому поводу, все равно делала бы все то же самое. Может, еще чуть больше бы поездила по миру.
Если бы была возможность выбирать, для кого делать иллюстрации, хотела бы поработать для The New Yorker. К сожалению, журнальная иллюстрация вымирает, мало кому нужны иллюстрации, везде используют фотографии. В Украине немного изданий, которым нужны иллюстрации к серьезным взрослым статьям. The New Yorker — это признанный во всем мире оплот, где принимают иллюстрации, где очень интересные обложки и все оформление рисованное. Это круто. На украинском рынке очень хотела бы поработать с издательством «Основы».

Будучи чисто художником, зарабатывать у нас сложно. Поэтому я не ухожу полностью с головой в коллажи и другие проекты. Кто-то должен покупать твои работы. А кто будет их покупать? В пирамиде Маслоу потребность в искусстве находится где-то на самом верху. Когда у тебя уже все есть, можно покупать предметы искусства. У нас пока прослойка людей, которые могут себе позволить такие покупки, небольшая. У меня была выставка коллажей в Германии, там даже представители среднего класса могли себе позволить купить работы.
The New Yorker — американский еженедельник. Содержание — репортажи, критика, эссе, художественные произведения, юмор, комиксы и поэзия. Издается с 1925 года.
Искусство в галереях — современное и актуальное. А есть еще искусство классическое. Если говорить об успешности, то классическая школа вполне позволяет зарабатывать, потому что многие люди не понимают актуального искусства. Им нравится, чтобы было похоже и понятно. Когда они говорят: «Нарисуй меня и мою собачку», — то ждут конкретного сходства. В этой сфере, как и в любой другой области искусства, можно найти свою нишу, стать успешным и популярным.

Художникам нужны арт-менеджеры и кураторы. Художник не может делать все сам, это очень тяжело. Куратор — это организатор выставки, он подбирает по смыслу работы нескольких художников. Арт-менеджеры занимаются продажами, связями с галереями. В Украине художник, арт-менеджер и куратор — это зачастую один и тот же человек. Сам себе сделал выставку, сам себя прокурировал, текст написал. В идеале нужно все это разделять. Художник должен заниматься своим делом, организаторы — своим.
Нужно делиться своим творчеством, Фейсбук может стать тем же блогом. Чем больше ты рассказываешь, тем лучше люди понимают, чем ты занимаешься, и проникаются этим. Есть художники, которые держат свою биографию в тайне, считаются загадочными. Все зависит от того, какая стратегия выбрана. Вести ли блог, зависит от того, есть ли вам что сказать. Просто пыжиться не имеет смысла.
Однажды я пошла на занятия по коллажам, узнала, что это за техника, стала больше интересоваться. Сделала серию коллажей из журналов «Огонек» и «Вокруг света». Покупала на Петровке, на блошином рынке, у букинистов. Они очень доступные, от двух гривен за номер. Иногда мне говорят: «Зачем ты портишь старые журналы? Так скоро все перепортишь, и не останется истории в стране, никто не сможет почитать «Огонек»!»

А я знаю, что на Петровке эти журналы просто загнивают, их никто не ценит, там просто горы этих журналов хранятся при высокой влажности, номера уже в не очень хорошем состоянии. Лучше я куплю и сделаю из них что-то новое. Мне нравится старая печать, там другие темы, полиграфия, бумага, цвета. Вызывает сентиментальные ощущения. У «Вокруг света» все картинки зеленоватые. Это такая игра на контрасте: взять картинки из «Вокруг света», «Огонька» и современного глянца.

Мне сложно отвечать на вопросы: «Почему рисование? Почему именно коллажи?» Нет объективного объяснения. Это просто любовь. Как можно объяснить любовь?
Рисовали
Светлана Максимец
Текст
Ольга Сошенко
Фото
Made on
Tilda