Для кайфа, драйва и сцены
Как учат петь в вокальной школе
Можно ли научиться петь самостоятельно или если считаешь, что нет ни слуха, ни голоса? Какие главные ошибки допускают новички, занимаясь вокалом, и почему обязательно надо выступить перед аудиторией? Как петь, если не знаешь нотной грамоты, и что петь, когда хочется покричать? Как пение может поправить здоровье и выровнять эмоции? Антонина Винник, основательница Tonique Vocal School, рассказала о том, чем отличаются частные музыкальные школы от государственных и как вокальные телешоу влияют на популярность занятий.
Антонина ВИННИК
— Получила высшее образование в Карпенко-Карого как звукорежиссер, заканчивала безумное количество театральных студий. Вокалом занималась непрофильно, но всю жизнь, есть музыкальное образование — университет, а до того 11 лет в музыкальной школе. Многие говорят, что так не бывает, но я училась с трех с половиной лет.

Школу я открыла в 2014-м, в этом месте (ул. Бойчука, 1а, — ред.) мы находимся год. Преподаю с 2011 года. Преподавать на репетиционных точках было достаточно странно, по ученикам ездить долго, всем удобно целенаправленно собраться в уютном месте и давать уроки. Я обучила напарницу — вокального тренера, и нас надо было куда-то девать.

Найти подходящее помещение под частную музыкальную школу ужасно сложно. Жилой фонд не годится — мы задолбаем соседей. С нежилым есть проблема планировки: чаще всего это кабинетная система, и тогда турфирма в соседней комнате сойдет с ума. Если это отдельно стоящий подвальчик, то это сырость и мыши. Действительно хорошее помещение стоит огромных денег.

Раньше были занятия только по вокалу, теперь, благодаря помещению, мы смогли расшириться. У меня давно были педагоги по фортепиано, хореографии, актерскому мастерству и так далее. И в прошлом году, когда нашла это помещение, всех пригласила.
Сейчас в школе есть такие занятия:
вокал
индивидуальный и групповой, эстрадный, народный и академический
хореография
базовая и современная
сольфеджио
актерское мастерство для музыкантов
пластика — физический театр
сценическая речь
фортепиано
гитара
Кроме того, есть разные курсы:
Фольклорный
календарный цикл народных песен
Жанровый вокал
большие узкоспециализированные курсы
Основы вокала
для начинающих
Мастерство сценаристов для подростков
Возможно, некоторые предметы будут объединяться. Например, был запрос по мюзиклам: есть подростки, которые хотят петь мюзиклы, а для этого недостаточно ходить на вокал и хореографию, это должно быть комплексно: вокал+хореография+актерское мастерство+сценическая речь.

У нас есть сольфеджио, пока индивидуальное. Группы будут набираться с осени. Мы стараемся отправлять большинство студентов на сольфеджио, потому что без теории учиться петь сложнее.

Школа у нас в основном для старших подростков и взрослых. С осени будет вокал для детей.

Сейчас работает шесть преподавателей: три вокальных тренера, пианистка, хореограф и педагог по актерке-пластике.
Количество частных музыкальных школ растет очень быстро, их много. Но у каждой есть своя специфика: направленные на джаз, рок, современную поп-музыку. Есть такие, которые хотят быть как государственные: с музыкальной литературой, сольфеджио, хором. Я иду по пути государственных музыкальных школ только в том случае, если речь идет о младших подростках: они обязательно идут на вокальный ансамбль, сольфеджио, занимаются музлитературой. А поем мы что угодно. Конкуренция большая, но есть разные преподаватели — это главное.

Большая часть наших учеников приходят из-за сарафанного радио. Иногда — из Фейсбука. Мы почти не делаем таргетированную рекламу. Разве что когда запускаем какой-нибудь прикольный курс, можем потратить два бакса на рекламу. Люди чаще идут на педагога, чем на школу. У меня сейчас мест на класс нет, и у моей напарницы тоже не особо. Поэтому нам как вокальным тренерам реклама часто и не нужна.
Есть три вида студентов. Первые — те, кому нужен профессиональный вокал для работы. Ребята приходят и говорят: «пою в кавер-бенде, это мой основной заработок, а кто-то сказал, что я лажаю». Или: «я — концертирующий вокалист с авторской программой, меня закидали помидорами, хочу подтянуть вокал». Или продюсер приводит за ухо своего подопечного и просит, чтобы того научили петь.

Второй тип — это люди, которые приходят и заговорщицким тоном говорят: «мне уже много лет, всю жизнь мечтал петь и наконец могу себе это позволить». Это может быть и топ-менеджер компании, мол, что все бумажки да бумажки перекладываю, давайте петь! Приходят и для терапии: избавляются от стресса через пение.

Третьи — это «ой, ну я не знаю, наверно, хочу быть звездой. А может, и не хочу. Но давайте попробуем». И ходят совершенно бестолково, раз в две недели, просто весело проводят время.
Бывают разные мотивы. Кто-то приходит для здоровья. Приходила девочка, у нее барахлит дыхательная система, ей надо хорошо правильно дышать, но дыхательные практики бесят. Почему бы не попеть? Бывают неочевидные случаи. Однажды пришел человек, говорит, всю жизнь хочу петь, но не могу, видимо, что-то врожденное с голосом. А сама, когда говорит, пропускает звуки — просто голос исчезает. За два года мы научились петь. А потом сходила к фониатру, и оказалось, что даже разговаривать бы не должна. Кто-то ходит с точки зрения психологии: на народный вокал часто идут уставшие или эмоциональные люди, которые хотят как следует проораться.

Есть индивидуальные занятия по вокалу и фортепиано: вы приходите в любое время и платите разово либо предоплачиваете пять занятий (тогда цена ниже) и должны их выходить за 35 дней. По хореографии и актерскому мастерству — помесячная оплата. Диапазон цен индивидуального вокала — от 250 до 500 гривен за занятие в зависимости от тренера, времени и того, абонемент это или разовое занятие. Фортепиано — от 250 до 350. У нас средняя ценовая политика по городу. На частной музыкальной школе особо не заработаешь. Можно заработать, если есть собственное классное помещение. Если классное помещение арендуете, то либо ничего не зарабатываете, либо очень дорого стоите.
Научиться петь без знания нотной грамоты и сольфеджио можно, хоть это и будет немного бестолково. У меня процентов 60 учеников изначально ничего этого не знают, а во время обучения я потихонечку показываю нотную грамоту. Если хотят хорошо заниматься, поднять слух — отправляю на сольфеджио. А если поют для себя — нет проблем петь без нотной грамоты.

Половина тех, кто приходит ко мне, так или иначе занимались раньше музыкой. Могли один класс музыкальной школы закончить и бросить. При этом в большинстве случаев люди, которые учились в музшколе, ненавидели ее, а теперь, спустя много лет, возвращаются в творчество.
Запросы на разные виды вокала есть. Я закончила эстрадно-джазовый факультет в музыкальной школе и прекрасно знаю, что такое джаз, поэтому его сама не преподаю. Для этого нужно специфическое мышление, которое надо воспитывать. Просто от фонаря петь джаз можно, если это особенность врожденная: то, как человек слышит и как он это воспринимает. Джазовые музыканты мыслят немного другими гармониями, категориями музыки, есть разница в звукоизвлечении. Из человека я джазового музыканта не сделаю, но могу дать базу: звукоизвлечение, основы гармонии, можем петь джазовые стандарты. Дальше — джазовая импровизация и прочая специфика — отправлю к коллеге, у нас в школе этому научиться можно. Что касается рока и экстремальных видов вокала (гроул, скрим, харш), то тоже научить можем. Без педагога заниматься экстремальными видами вокала очень опасно — можно повредить связку, вплоть до того, что она треснет и придется полгода молчать.

Моя специализация — эстрадный и народный,традиционный украинский вокал. Мой подход к вокалу не очень академический. Часто люди приходят попеть какие-то песенки, а потом им стукает в голову — они слышат мой голос или как тут тренируются — и хотят попробовать народный. Эстрадный вокал — это довольно универсальная техника.
Человек может научиться петь самостоятельно — по онлайн-курсам, самоучителям. Это не очень полезно и может случиться что угодно, но это возможно. Мой вокал, которым пою на сцене — это свой, а не поставленный преподавателями. Я пела в а-капельном фольклорном коллективе, индивидуально там никто ни с кем не занимался. Пела как попало. Потом посмотрела один видеоурок, распевалась — и случайно распелась в третью октаву. Главное тренироваться.

Не может научиться петь
только, пожалуй, человек с физиологическими особенностями. Например, если физически нет слуха, причем со слуховым аппаратом с трудом, но можно научиться. При нарушении связок тоже нет. Однажды пришла студентка с хорошим слухом, но даже разговаривает с трудом, у нее был очень странный голос. Я отправила ее к фониатру, выяснилось, что у нее был хронический фарингит, и связки уже как желе.
Сложнее будет тем, у кого от природы слабый музыкальный слух. Музыкальный слух — это такая распознавалка в голове, которая различает звуки. Есть абсолютный слух — люди с ним могут определять звук по частотам. Если музыкальный слух слабый, то надо сначала натренировать распознавалку, а потом уже заняться вокалом. Слух натренировать можно, но это довольно долго — люди иногда не выдерживают. Если понимаю, что слух сильно «гуляет», но человек очень хочет петь, то говорю, что это займет годы. Не все на такое согласны. Но опыт есть, несколько учеников за пару лет явно «подружились» с музыкальным слухом и голосом.

Когда люди приходят и говорят «у меня нет ни слуха, ни голоса, но петь хочу», в 99% случаях есть и то и другое. Просто нет коннекта между слухом и голосом: человек слышит ноты, но не может их повторить. Это значит, что нет наработанных нейронных связей между речевым аппаратом и распознавалкой в голове. Как только они налаживаются, человек начинает попадать в ноты.

Большинство новичков страдают от неправильного дыхания. Дыхание — база вокала, и если неправильно дышишь, то очень мало шансов правильно петь. Поэтому сначала всегда ставим дыхание. Еще один момент у новичков — это артикуляция. У большинства славяноговорящих людей зажата челюсть, в пении нужна определенная речевая позиция, и ее надо ставить. Но главная ошибка новичка — говорить «я этого никогда не смогу».

Приходилось и переучивать. Было несколько интересных случаев из практики. Из последнего: переучиваю выпускницу Глиера, потому что у нее что-то пошло не так, на выпускном экзамене сорвала голос и после этого 10 лет вообще не пела. Она училась на эстрадном факультете, но вокал очень академический. Это наблюдается у половины выпускников музыкальных вузов, у них довольно узнаваемая манера пения — весь поток поет более или менее одинаково.
Не всем студентам подходят их педагоги. Иногда я отправляю своих учеников к другим тренерам, например, если девочка звонкое чистое сопрано – есть тренер, который поможет такому голосу эффективнее. Обращаются те, кто поют чистый фолк, и хотят смягчить тембр. А те, кто поют эстраду, — ввернуть фолковые нотки. Вот это моя специализация. Однажды пришла студентка, которая закончила академию искусств в Словакии. Там преподаватели говорили, что у нее очень маленький диапазон. Мы на первом занятии распелись — почти три октавы. Физиологических проблем не было, в чем прикол, я так и не поняла.

Вокальные телешоу влияют на интерес к вокалу. Начинается сезон, люди смотрят кастинги и думают, что тоже так могут. Приходят на занятие, обнаруживают, что не могут и очень сильно расстраиваются.

Бывает, что люди не учатся петь, но умеют. Это когда от природы у человека хороший музыкальный слух и так называемый природно поставленный голос. Если у человека хорошая речевая позиция и слух — проблемы с пением вообще нет. Да, может, не будет хватать дыхания. А может и будет, особенно если человек занимается спортом.

Однажды пришел студент и говорит: предложили записать альбом, но никогда в жизни не занимался вокалом и даже нот не знаю. Играет на гитаре, есть авторский материал, и ему дали денег сделать запись. Он как начал петь — такой фантастический голос! Правда, гундосит как черт. Но с этим можно работать.
Я запустила курс по календарному циклу народных песен. Каждый сезон есть отдельный специальный курс. Началось все, естественно, с колядок — в какой-то момент стало модно их петь. Решила собрать друзей, которые давно хотели колядовать, кинула клич. Мы выучили, поколядовали, всем очень понравилось, курс закончился. Но люди захотели дальше. Сделали класс по веснянкам, набралось еще больше людей. А там уже и купальские песни пошли, кустовые, русальные. Потом и осень наступает — жнива, свадебные песни и лирика. Там уже и до колядок недалеко. Получился масштабный проект. На Купала устраиваем летний джем-сейшен на природе, на Масленицу зовут выступать в любимые рестораны. Даже в другие города ездили с колядками.

Стараюсь делать для студентов концерты, я их называю отчетными вечеринками. Каждый раз это какая-то новая тематика: ирландская или шотландская тема, потом какая-то серьезная, например, арии из мультфильмов, потом опять ирландский-шотландский сейшн, потом опять серьезная, вот недавно были мюзиклы. Тема мюзиклов давно назрела. И я решила, что пора выходить на академическую сцену. Попросились в художественно-концертный центр Ивана Козловского при Национальной оперетте и сделали серьезный концерт. Половина студентов были впервые на сцене, пели композиции из мюзиклов, фильмов. Ученики готовили полноценные номера. Мои студенты от этих выступлений в восторге. Они только говорят, что, мол, только для себя пою, а на самом деле если хоть раз на сцене спел, ощущения совсем другие.
Вика Мышкориз, хореограф:

— Я танцую 18 лет, с детства, причем танцевала все: эстрадно-народный, народный, классический танец. С детства говорили, что для девочки танцы — это великолепно. Когда исполнилось 11 лет, мне сказали завязывать с танцами, заняться учебой. Но я отказалась. Потом получила травму, занималась другими вещами: была кондитером, журналистом. Но танцевать-то все равно хочется, есть опыт, чем делиться. Узнала, что в эту школу нужен хореограф, сразу же вписалась: учу и детей и взрослых, любым танцам, только не латиноамериканским и бальным.

Преподаю пять лет, в Tonique — два года. Самое сложное — разделять рабочее и личное. Я много вкладываю в учеников в зале. Когда часов в 9 выходишь из студии, сил нет, понимаешь, что отдал им всё, они хотят дополнительного общения. Говорить «нет» в обычной жизни, обещать, что обо всем поговоришь с ними на занятии, я не могу, потому что я их всех люблю, это мои лучшие друзья.

Важно, чтобы ученик работал. Я создаю атмосферу, в которой это будет комфортно делать, но ему тоже надо работать, раскрывать себя. Работать легче с детьми, чем взрослыми. Они менее предвзяты, у них меньше зажимов, их легко научить, потому что они еще ничего не умеют. Взрослые приходят с определенным багажом, в том числе эмоциональным. Они думают, кто на них как посмотрит и что подумает. Танец, как и любое искусство — это о личном, избавление от прошлых ситуаций, и мы над этим много работаем. Включаем актерское мастерство, упражнения на доверие. И когда человек первый раз у меня плачет на занятии, я понимаю — вот теперь мы работаем, потому что все страшное уже позади. В танце можно быть кем угодно, придумать самую нереальную историю, и каждый зритель в ней увидит что-то свое — даже будешь танцевать про космос и новые планеты, а кто-то скажет «ну да, у меня бывший такой был». Но важно не держать это в себе, придать форму.
Аля Шандра, преподаватель по вокалу

— Я преподаю вокал шесть лет, тут, в Tonique Vocal School — три года. Но до этой школы было скорее увлечение, учила пару человек. Пою 23 года — всю жизнь только и занималась тем, что пела. А в подростковом возрасте устроила бунт, заявила, что мне это не нужно. Пошла учиться на психолога. И спустя три года поняла, что все-таки хочу петь. Но это уже был мой выбор.

Сейчас довольно много учеников, все хотят петь, времени не хватает, а отказывать тяжело. Сложно, когда приходит человек, который многого ожидает и не получает удовольствия. У него настолько завышены требования к самому себе, что он не ловит кайфа от того, что делает, а хочет срочного и немедленного результата, и сложно переключить его на то, чтобы он получал удовольствие от самого процесса.

Больше всего в работе нравится то, что мой прекрасный босс дает карт-бланш абсолютно на все: вечеринки, группы, авторские курсы, полная свобода делать то, что хочу и как вижу. Я веду курс вокала для самых нулевых, которые никогда ничего не умели и не пели, и жанровый вокал для более опытных — разбираем вокальные техники в разных жанрах. Петь — это классная терапия, через голос можно решать много проблем, избавляться от мыслей, которые тебя напрягают, проговаривать в текстах, пропевать в нотах, выражать себя через голос.
Юлия, менеджер по закупкам, ходит на занятия по вокалу

— Занимаюсь у Али регулярно около года, люблю ходить к ней не только на индивидуальные, но и на разные групповые курсы, поэтому она шутит, что я единственный студент, который посещает все дополнительные курсы. У меня была мечта — хотела научиться петь, до этого никогда не пела. Увидела в Фейсбуке репост о наборе в группу. Месяц занималась основами вокала, очень понравилось, через полгода-год вернулась к Але и начала работать с ней.

Пение вытаскивает из ежедневного хаоса. Когда после вокала возвращаешься домой, то летишь, ты переполнен счастьем, поэтому я до сих пор и хожу. У меня нет цели заниматься профессионально, я делаю это для себя. Есть песня, которую я мечтаю спеть, — Алекс Хепберн Under. Пока для меня она слишком сложная, но, надеюсь, я до нее дойду, смогу спеть и буду исполнять ее на коллективных вечеринках.

Друзья и близкие к моему хобби относятся позитивно, ни одного негативного отзыва, даже привела сюда свою подругу. Пойти на вокал — одно из лучших решений в моей жизни. До этого часто думала, что не получится, не потяну по финансам, что надо каждый раз заниматься дома. Но все сложилось.
Tonique Vocal School

Адрес: ул. Бойчука (бывшая Киквидзе), 1а.
Телефон: (093) 270-87-43.
Сайт, страница в Фейсбуке.
Пели
Марина Курильчук
Ольга Сошенко
Made on
Tilda