Бабушке — бамбук, парням — розы
Андрей Чуев о работе татуровщика
Что хочет бить мастер — руны, странное тату или кошечек с сердечками, кто падает в обмороки в тату-салоне, почему не бывает временных татуировок, как киевляне самовыражаются в рисунках на теле? О том, каково это — бить татуировки, как выбрать правильного мастера, сделать тату и потом не пожалеть, Уикенд поговорил с популярным киевским мастером Андреем Чуевым.
— Как и почему ты решил бить людям татуировки?

— В 11 классе я начал рисовать и решил связать свою жизнь с живописью. Тогда у меня был друг, который не рисовал, но делал татуировки. Я его попросил, чтобы показал, что и как. У нас была первая самодельная машинка, и я ему переделывал татуировку (смелый человек). Потом мама мне привезла хорошие краски, переехал в Харьков, ну, и пошло-поехало.

— Как давно ты бьешь и сколько уже сделал татуировок за все время?

— Бью с 2004 года, с того времени сделал около 3000 татуировок. Сейчас у меня один выходной в неделю, в день я делаю одну-две татуировки. Раньше бил не так много, одну-две в неделю. Последние пару лет делаю примерно 200 в год, наверное.
— Человек решил делать татуировку, с чего нужно начинать?

— Начинать нужно с выбора мастера. Посмотреть работы, записаться на консультацию, понять, есть ли контакт с мастером. Очень важно подробно узнавать о стерилизации инструмента, чем, как, когда это делается. Это в первую очередь касается вашего здоровья, вы постеснялись спросить — и все, гепатит. И не только.

— Что не надо точно бить, о чем человек пожалеет?

— Да что хочешь можно бить. Вот я бы хотел набить татуировку о своей профессиональной деятельности, но вдруг я перестану этим заниматься? Я всем говорю: ребята, это был кусок вашей жизни, это же круто! Что касается субкультурных татуировок, каких-нибудь рун, свастики, то у меня другой контингент людей, я с субкультурными татуировками не связан. Но в конце концов сегодня сделал, завтра вывел, если у тебя мировоззрение вдруг поменялось. Главное получить impression в данный момент.
— Какая была самая странная работа?

— Почти каждый клиент задает мне этот вопрос. Странных татуировок нет, чем страннее, тем интереснее. Вообще я не делаю неинтересные и простые татуировки. Раньше, конечно, бил что угодно, но сейчас могу выбирать. Да и времени не хватает: лучше выберу бить одну интересную, чем пять кошечек или четыре сердечка.

— Как достичь успеха молодому дарованию?

— Я много рисовал, красил и занимался живописью, но планов стать известным и популярным не было. Мы живем в информационном пространстве, где самое главное — соцсети. Человек может быть не таким уж и хорошим профессионалом, но если он хороший блогер, то у него будет много клиентов.

Важно хорошо относиться к клиенту. Я себе каждое утро говорю: я работаю в сфере обслуживания. Я могу очень хорошо бить, прекрасно рисовать, но должен понимать, что работаю с людьми. Люди отдают мне свое тело и доверяют, поэтому я со своей стороны к клиентам отношусь бережно и внимательно.
— Со всеми работать одинаково легко?

— Конечно, есть люди, с которыми работать легче, а есть те, с которыми тяжелее. Это, наверное, энергетика. С одним человеком сеанс в пять-шесть часов пролетает незаметно, а с другим думаешь, когда этот сеанс уже закончится. Есть и постоянные клиенты, с которыми тяжело работать, мы с ними вне работы общаемся. Я никогда их не передам другим мастерам, но с ними тяжело. Если кто-то совсем уж не нравится, просто говорю, что в таком стиле не работаю.

— Бьют ли татуировки чиновники и политики?

— Совсем небожители не приходят, а так чиновники и депутаты бьют татуировки. Недавно приходил депутат, на патриотическую тему били. Отличный чувак, и татуировка классная получилась.
— Правда ли, что если сделаешь первую татуировку, то уже остановится невозможно? И когда остановиться все же стоит?

— Как правило это правда. Сейчас люди начали понимать, что жизнь одна, и тело человека принадлежит только ему. Поэтому сейчас бьют больше и чаще. Некоторые делают одну-две, и на этом заканчивают. Некоторые используют как терапию — вроде покупки новых красивых кроссовок весной, им просто хочется какого-то обновления. Приходят даже те, кто никогда не делал татуировки и не хотел никогда, но вот жена и дочка сделали, давайте и мне. Делает он первую, вторую, и потом начинает забиваться серьезно — рукава, ноги, да все что угодно.
— Расскажи о самом старшем и самом юном клиенте.

— Мой контингент — примерно от 30 до 60 лет. Самый взрослый клиент — бабушка семидесяти лет, которой приснился сон, что она умрет в 70 лет, но ее может спасти бамбук. Она пришла бить бамбук, а через четыре года вернулась за новой татуировкой. В общем, спас бамбук, все в порядке.

Самые молодые клиенты — это обычно дети моих друзей. Нормальный родитель понимает, что лучше ребенок пойдет к хорошему мастеру и они вместе выберут эскиз, чем он пойдет бить татуировку в какой-то подвал. Но я не очень люблю с детьми работать. Много было обмороков у подростков, с тех пор зарекся.

Когда 16-летние приходят с родителями, они, конечно, спорят между собой. В основном про эскизы. Папа говорит: «Какие розы, ты же мужик, сделай нормальную черную надпись на руке», а тот отвечает: «Батя, я не хочу никакую черную надпись на руке!» Тут уже в диалог вступаю я. Зачастую на стороне ребенка, но не всегда. Бывает, родители предлагают крутую татуировку, а ребенок хочет какую-то дичь. Я просто на стороне здравого смысла и эстетики в таких случаях. Потом ребенок звонит и говорит, спасибо, мол, что отговорил.
— Зачем люди делают татуировки?

— Хуй знает!
— Ну я не могу так написать!
— Почему, напиши!


— Человек в любом случае делает татуировку для украшения тела. Когда говорят, что для себя, конечно, лукавят. Некоторые люди хотят заморачиваться со смыслом, некоторые нет. Третий вариант — когда люди делают татуировки, потому что это модно. Таким я не занимаюсь. Я занимаюсь более серьезными работами, потому что люблю осознанный выбор в таких случаях.

— Какие смешные и печальные случаи бывают в практике?

— Смешные — это когда мастера бьют друг другу татуировки пьяными. Обычно люди об этом даже не жалеют, хотя татуировки иногда выходят ужасными и кривыми. Я, разумеется, пьяным не работаю, это глубокое внутренне убеждение.

— Печальный для меня случай — когда человек делает татуировку, выбирает эскиз, мы бьем, а потом он звонит и плачет: не может принять себя с татуировкой. Было такое, что человек через два дня спрашивал, как ее вывести. Если это небольшая работа, то ничего страшного. А если большая, ты делаешь, вкладываешь душу, а человек не может с ней ходить — это огорчает. Бывают случаи, когда взрослые мужчины в обморок падают, причем обычно крупные здоровые мужчины. Я, разумеется, могу оказать человеку помощь, но это непохоже на кино — люди синеют, плачут, выглядит страшно. Не падайте в обморок!
— Расскажи про временные татуировки.

— Разумеется, временных татуировок не существует — или татуировки, или рисунки хной. Все истории про то, что бить будут неглубоко или какой-то не такой краской — миф. То, что под кожей, — на свою жизнь. Татуировка может посветлеть, но не бывает, чтобы через год-два она исчезла. Были смешные истории в Крыму: «Временные татуировки? Да-да, мы их делаем!» А секрет в том, что через три года этих дельцов просто не найдешь.

— Опиши весь процесс работы с клиентом с начала до конца.

— Клиент звонит или пишет (кстати, мне лучше писать), обсуждаем идеи, эскизы, чтобы не тратить время — может, я в таком стиле не работаю, или еще что-нибудь. Если все хорошо, договариваемся о встрече. На консультации обсуждаем, рисуем, подбираем эскиз, либо обсуждаем идею, а эскиз я рисую позже.

После консультации, если мы снова приходим к общему знаменателю, назначаем сеанс и начинаем работать. Количество сеансов зависит от сложности работы и от того, как люди переносят боль. Бывает, когда плохо переносят. Те, кто уже забивался, знают, чего ждать и готовы к этому. Потом я каждому пишу, спрашиваю, как заживает, все ли хорошо. За каждого клиента переживаю, люблю, и у нас в основном дружеские отношения. Поэтому, может, они возвращаются ко мне.
Страница Андрея Чуева в Фейсбуке, в Инстаграме.
В статье использованы фото Андрея Чуева
Татуировки набивала
Марина Галанова
Made on
Tilda