Роман с шахматами
Кто шахматный кумир современных детей, зачем шахматисту интернет и лагеря, сколько в Киеве тренеров по шахматам и кто первым записывается в шахматный кружок. Уикенд поговорил об этом и многом другом с Романом Хаецким - старшим тренером клуба "Гамбит"
— Я родился в Николаеве, прожил там первые 17 лет. В нашем дворе на восемь квартир всегда играли в шахматы. Я научился в пять лет и сначала играл с двумя старшими ребятами. Правил мы еще толком не знали, нас учили папы и дедушки. Мы не просто играли, а устраивали шахматные турниры – без часов, но с призами. Каждый брал из дому какую-то игрушку, мы втроем определяли, какая самая ценная. Именно она доставалась победителю.

Летом на отдых в Николаев приезжала семья моего друга, его отец был настоящим фанатом шахмат, каждый день по много часов я играл с ним. У нас был свой счет: в первое лето он меня обыгрывал, второе лето шло на равных, а потом уже я начал выигрывать. Моя мама вспоминает: утро, стук в дверь, мама открывает, стоит этот двухметровый дядька и спрашивает: «А Рома выйдет?» И тут я – малой, с шахматной доской под мышкой, и мы идем играть.

Когда я учился в третьем классе, в школу пришел тренер по шахматам. Как сейчас помню, мы скидывались по рублю: зарплаты тогда были смешные, мы старались, чтобы тренеру было хоть как-то интересно с нами заниматься.
С четвертого класса я начал участвовать в турнирах. Однажды передо мной встал выбор: в какую-то субботу меня как раз должны были принимать в пионеры. И в ту же субботу нужно было ехать на турнир в Херсон. Я уехал на турнир. В понедельник купил галстук, пришел к вожатой и попросил принять меня в пионеры.

После школы в 1998 году поступил во львовский институт физкультуры, на шахматное отделение. Тогда было два отделения шахмат на всю Украину: одно – в Киеве, другое – во Львове. Но киевское было платным, год обучения стоил 800 долларов. Мой отец, университетский преподаватель, получал зарплату 15 долларов. Во Львове была возможность поступить бесплатно. Тогда там преподавал Владимир Бутурин, тренер Василия Иванчука (Иванчук был сильнейшим шахматистом Украины в 90-х годах, - ред.). При совершенно мизерной зарплате (около 100 гривен в месяц) со мной, например, он занимался четыре года шесть раз в неделю, порой до двенадцати ночи, когда нас уже выгонял из клуба сторож. Сейчас таких новых Бутуриных, к сожалению, нет ни во Львове, ни в Киеве.
Параллельно в Николаеве я уже занимался с детьми как тренер. Когда закончил учебу, решил, что нужно развиваться дальше, и поступил в аспирантуру киевского национального университета. Начал писать работу по шахматам, ездил к своим ученикам в Николаев, либо же занимался с ними по интернету. Привлек кое-какое финансирование, потому что выезды на турниры в Европу – это дорогостоящее мероприятие. Представьте, моя зарплата тренера была около 500 гривен, а выезд на турнир с детьми обходился в 8-10 тысяч гривен. Я до сих пор помогаю группе, которую вел в Николаеве. Один из ребят стал чемпионом мира, двое – международными гроссмейстерами, ездят играть по всему миру.

Три года писал диссертацию, но так ее и не защитил. Много сил потратил, сдавал кандидатские минимумы, летал в Москву, работал в архивах. Но потом понял, что не готов посвятить год своей жизни тому, чтобы ходить в институт и ждать под дверьми нужных профессоров.

В то время в Киеве у меня появились ученики, чьи родители были очень обеспеченными людьми. Конечно, я мог просто зарабатывать деньги, но хотелось сделать что-то, что будет работать не только для меня, а станет платформой для многих детей. В 2008 году моим учеником был Леня Мальцев, чьи родители были финансово очень крепкими и просто правильными людьми. Что значит правильные в моем понимании? Это те, кто в ситуации выбора «дать образование» или «купить порш кайен» выбирают образование для своего ребенка.
Как появился клуб «Гамбит»? Именно родители Мальцева помогли мне с открытием клуба – привлекли юристов, чтобы оформить нужные бумаги, решили вопрос с арендой помещения, купили столы, шахматы, доски. Занятия с Леней дали плоды: парень стал третьим на первенстве Европы в своей возрастной категории. Потом он уехал учиться в Англию. Мама рассказывает: иногда он ходит в парк, чтобы сыграть с британцами в шахматы, когда карманных денег не хватает.

Поначалу занимались только в клубе. Понятно, что в клуб приходят дети, которые живут неподалеку, кто может дойти, доехать, добежать. Сейчас никто не будет идти пешком 8 километров ради тренера или турнира, как, например, делал я в свои 11 лет. Если сейчас Каспаров будет преподавать на Петровке, то с Героев Днепра к нему никто не будет ходить, потому что далеко.

Со временем мы поняли: если хотим, чтобы к нам ходили дети, нужно прийти к ним самим. И мы начали открывать шахматные кружки по школам. Наверное, я могу присвоить себе звание гроссмейстера по школьным шахматным кружкам, столько я общался с директорами школ и главами районо. При мне сменилось уже несколько поколений чиновников от образования. Это очень сложное, но очень важное дело: в любой школе, если там нормальный тренер и нормальный директор, минимум 20-25 детей ходит на шахматы. А если взять только 30-40 школ нашего массива, то получается уже очень приличная цифра.
Поэтому сейчас «Гамбит» - это и наш центральный клуб, и кружки в школах. Тут, в небольшом помещении клуба (72 кв. м) занимаются около двухсот человек. Постоянно преподают три человека, я тоже веду здесь старшую группу. Всего по Киеву у нас десять тренеров в школах разных районов.

На Оболони мы ведем кружки в девяти школах, туда могут приходить и дети из соседних школ. Есть кружки на Подоле и Печерске. Я преподаю шахматы в Кловском лицее. Почему сам веду шахматы в школе? Мне важно понимать, с чем сталкиваются тренеры, когда у нас проходят тренерские советы, я абсолютно в теме.

У «Гамбита» есть филиалы во Львове, Херсоне, Николаеве, Полтаве, Сваляве. Удаленно развивать все это трудно, но в других городах как правило преподают мои бывшие ученики, они разделяют мои ценности. Сейчас много внимания уделяем интернету, у нас есть сайт 123chess.me - сервис для игры и обучения шахматам онлайн. Он позволяет проводить массовые тренировки, доска интерактивна с двух сторон. Еще через сайт можно играть школа против школы. Проводим такие турниры, в них интересно участвовать, вообще стараемся сделать все интересным.

Налаживаем контакты со школами в других странах. Обучаем своих тренеров английскому и немецкому языкам, ориентируемся на Европу.
Чаще всего дети приходят в шахматы в первом классе. Пройдешь по школе, сделаешь объявление, пригласишь, 50% от тех, кто придет, - это первоклашки, 30% - второклассники, 10% - третьеклассники. Наша задача на начальном этапе состоит в том, чтобы дети не ушли после первого года обучения. Почему? Они научились основам игры. Родителям прикольно: когда придет сосед, можно посадить ребенка играть с ним, и он скорее всего обыграет соседа. Дальше родители не готовы прикладывать усилия: следить, чтобы ребенок выполнял домашние задания, возить на сборы и турниры.

Но все это – в том случае, если ребенок не начал играть в турнирах. Если же на первом году обучения ребенок начал участвовать в соревнованиях, то высока вероятность, что он вернется на следующий год. Это четко показывает наша статистика.

Изначально решение отдать ребенка на шахматы принимают родители. В основном, мамы. Мы в клубе смеемся: понравиться как тренер ты должен маме, работаешь с ребенком, а платит за все папа. Итого мы должны подходить трем разным целевым группам.
За многие годы я видел сотни, а может и тысячи учеников. И помню только два-три случая, когда мог сказать, что этому ребенку не подходят шахматы. Ну, неинтересно было детям. Сейчас много говорят о проблемах гиперактивных детей. В шахматах любой минус можно обернуть в плюс: например, такой ученик меньше устает на турнирах. Про моего ученика, Леню Мальцева, тоже говорили: это ребенок не для шахмат.

Понятно, что тренеру удобнее, когда перед ним сидит тихенький послушный мальчик в очках. Но мне интереснее работать с характерными детьми. Получив в шахматах мощную интеллектуальную зарядку, такие дети обязательно добиваются успеха в жизни.

У нас в стране по сути есть две схемы шахматных кружков. Первая – это условно бесплатный кружок, где преподаватель работает на ставке, получает 500 гривен в месяц и должен преподавать три раза в неделю по три часа. Кто может себе это позволить? Пенсионер 70-80 лет, который хочет общаться с молодежью.
Второй вариант – кружок работает в школе, официально арендует помещение (такая схема у нашего клуба). Занятия оплачивают родители. В таком случае оплата по Киеву составляет 300-500 гривен в месяц. Занятия проходят два раза в неделю по часу.

Женщины-тренеры есть. У нас в клубе работает Татьяна Ивановна Костак. Мужчин, понятно, больше.

Иногда приходится слышать претензии: почему наши тренеры не хотят работать за тысячу гривен в месяц? Знаете, сколько тренеров по шахматам в Киеве? Около пятидесяти.

Интересный момент – отношения с местными властями. Вот получают они указание: провести первенство района. А в районе шахмат и инвентаря нет. Кто будет судить чемпионат, по какой программе он будет проходить? Понятно, что те, кто издают приказы, об этом не думают. Обязывают школы пригнать детей, физруки обещают поставить за участие хорошие оценки.

Тогда зовут нас. Мы привозим свои доски, готовим условия, предоставляем судей. Пять часов бесплатно проводим на таких мероприятиях. А чиновники ставят себе галочку: 120 человек пришло. На самом деле результат для шахмат – негативный, детей туда согнали из-под палки.
Когда-то шахматный инвентарь производился несколькими фабриками по всему Советскому Союзу. В том числе и часы: они были тогда механическими. Потом все это дело рухнуло.

Сейчас мы в «Гамбите» играем довольно дорогими шахматами, произведенными в Польше. Сами шахматы в рознице стоят около 20 евро, плюс доски. Электронные немецкие часы стоят порядка 50 евро, они очень надежные. Есть китайские аналоги, они дешевле. Мы были первыми в Украине, кто стал их привозить и растамаживать. Кружок в школе невозможно открыть без демонстрационной доски. Привезти подобную доску из Польши стоит около ста евро. Это дорого.
Я рассматриваю шахматы как способ научить критическому мышлению. Шахматисты четко отличают манипуляции, они никогда не поддадутся им.

Игроки в шахматы – это уже другие люди, более прагматичные. В шахматы, например, играл Черчилль. Папа Римский Иоанн Павел II был этюдистом – сочинял шахматные этюды. У Наполеона любимым видом войск была кавалерия, в шахматах то же самое: смотришь его партии, там одни кони прыгают.

Спросили наших ребят, кто их кумир. Оказалось, у большинства – американец Бобби Фишер, чемпион мира в семидесятых годах. Удивительно, потому что сейчас все заполонено Магнусом Карлсеном. Он стал первым в истории шахмат абсолютным чемпионом мира в трех категориях: по классическим шахматам, блицу и рапиду. Молодой, красивый, звездный. Даже у нас на набережной висел огромный бигборд – реклама каких-то часов. Лицо этого бренда – как раз Карлсен. Но для наших учеников кумир все-таки Фишер.
Эдди и его мама Ольга приехали в Украину специально ради шахматного лагеря, который организовывает «Гамбит» Такие выезды для детей клуб проводит четыре раза в год. Ребята ездят по всей Украине. В лагере они не только играют в шахматы, но и много общаются, бывают на экскурсиях, играют в футбол и отлично проводят время в кругу единомышленников.
— В прошлый Новый год моя мама привезла Эдди в подарок шахматы деда. В былые времена все девочки из хороших семей играли на пианино, а все мальчики — в шахматы, — рассказывает Ольга.

— Сохраняя преемственность поколений, мама подарила эти шахматы моему сыну. Поначалу Эдди занимался в немецком клубе. Потом мне посоветовали лучший клуб в Висбадене, где мы живем. Там преподает украинец, из Херсона. Уже год Эдди занимается там. Тогда я подумала: нужно посмотреть еще, наверняка, в Украине и другие жемчужины остались. Через интернет нашла клуб «Гамбит». С января Эдди занимается по интернету с Романом. Между ними установилась связь и симпатия. Сама я тоже украинка, киевлянка. Очень хотелось приехать в родной город, познакомиться лично и с тренером моего сына, и детьми, которые занимаются в клубе.
Неделя шахматного лагеря была для Эдди и меня незабываемым впечатлением. Как говорят по-украински: «ми в захваті».

В группе было 29 ребят, не только из Украины, еще из Америки, Ливана.

Я думала, что много вкладываю в ребенка, чтобы помочь ему стать разносторонней личностью. Но украинские дети меня поразили, какие они умные, отзывчивые, целеустремленные. Семилетний парень рассказал мне, что занимается не только шахматами, но и программированием, робототехникой.

Как говорят в Германии: нужно вложить в образование и в здоровье. И тогда все будет хорошо, человек в жизни не потеряется.

Теперь я стараюсь найти несколько немецких семей, чтобы вместе пригласить украинских ребят и тренеров к нам на каникулы, устраивать совместные тренировки. Это будет полезно для всех – расширит горизонты, даст шанс сыграть с противниками из другой страны.

Когда мы прилетели в Киев и вышли в зал аэропорта, нас встретило огромное панно с фотографиями чемпионов мира по боксу и шахматам и надписью «Україна – це країна боксу та шахмат».
Эдди рассказывает: шахматы помогли ему приобрести больше друзей и улучшить школьные оценки.

— У меня стало больше друзей, когда я пошел в клуб. Еще мне нравится участвовать в соревнованиях. В школе тоже стало лучше, там почти никто не может играть в шахматы. У нас кружок шахмат начинается только с четвертого класса.

Еще я хожу на хор, занимаюсь плаванием, играю в футбол, по выходным хожу в русскую школу. У меня почти каждый день занятия. Только воскресенье у меня выходной.

Мне очень понравилось в шахматном лагере. Нашел там много друзей. Мы еще играли в баскетбол, ходили на игровую площадку. Хорошие комнаты были, еда вкусная. Я ловил рыбу, все вместе ходили на гору Захар Беркут.
В шахматы сыграли
Светлана Максимец
Текст
Андрей Карпец
Фото
Made on
Tilda